Существуют ли ложные воспоминания. Ученые установили почему у человека появляются ложные воспоминания Что такое ложные воспоминания

Содержание

Ложные воспоминания.Почему так происходит? И как это рушит жизни

Существуют ли ложные воспоминания. Ученые установили почему у человека появляются ложные воспоминания Что такое ложные воспоминания

Все ли наши воспоминания реальны? Действительно ли события происходили именно так как мы помним? А что если наши воспоминания – это ничто иное как фантазия или глупый вымысел?

Жутко, если это действительно так. Но вполне вероятно, что большая часть наших воспоминаний деформирована, изменена, а есть и то, чего вовсе не существовало.

Наша память – одна из важнейших когнитивных функций. Она нам жизненно необходима, для нормального и адекватного существования. К сожалению, механизмы памяти до конца не изучены и нам приходится довольствоваться скромной частью знаний, которые мы имеем на сегодняшний день.

В психиатрии есть термин «конфабуляция», что представляет собой конкретный симптом, встречающийся при некоторых психических расстройствах (при шизофрении, сосудистой деменции или психозе).

Это когда больной рассказывает о событиях, которые с ним никогда не происходили, но он их помнит и абсолютно уверен, что они были в реальности. Переубедить больного не удастся, да и зачем.

Информация о событии может быть позаимствована из художественного фильма, литературного произведения, из его сна. Откуда угодно. И она в его памяти выдается за что-то совершенно обычное, верное, реальное.

Это все очень интересно, скажете вы, но какое отношение это имеет к нормальным людям?

А такое, что феномен «ложных воспоминаний» встречается у вполне здоровых людей и является частью нормы.

Это может случиться после сильной интоксикацией алкоголем или наркотическими веществами. Когда под их воздействием человеку приходят в голову мысли, сюжеты, диалоги, а на следующий день он уверен, что они на самом деле происходили.

Это могут быть травмирующие воспоминания из детства, о которых очень хотелось забыть или хотя бы видоизменить, чтобы они не причиняли боль.

Могут быть фантазии, настолько яркие и эмоциональные, что они закрепились в памяти.

Много чего это может быть. Главное результат – мы помним то, чего на самом деле не происходило.

Как это происходит?

Интеграция новой, ложной, неверной информации происходит путем активации у человека уже существующих нейронных групп, которые лежат  в основе существующего воспоминания, что и приводит к их перекрытию.Т.е. к имеющимся воспоминаниям добавляются новые, вымышленные детали, искажая первоначальный вид воспоминаний и таким образом перекрывают, блокируют существовавшую информацию.

Также пытаясь что-то вспомнить, мозг может нарисовать образы, которые мы воспримем за правду, а не фантазию. Нам кажется мы вспомнили. Но это не так.

Почему это происходит?

В более серьезных случаях, явление ложных воспоминаний сопровождается прогрессирующей амнезией. В следствие болезни, травмы головы или других причин, у человека возникают провалы в памяти, которые нужно чем-то заполнить. Они-то и забиваются фантазиями. Не может же быть там совсем пусто.

В других случаях, как уже было сказано выше, ложные воспоминания могут прийти на смену травмирующих событий, дабы человек не переживал и не прокручивал постоянно в памяти болезненный опыт.

Но также это явление может носить совершенно сознательный характер. Когда кто-то целенаправленно пытается исказить воспоминания свои или другого человека, из благих (или не очень) намерений. Вспоминаем манипуляторов, газлайтеров и других психопатических личностей.

В любом случае, никто из нас не может вспомнить какое-либо событие из прошлого абсолютно точно. Наш мозг хоть и сравнивают с компьютером, но в полной мере он им не является. Хорошо это или плохо, я не знаю. Но наверное у каждого человека есть ситуации, которые очень хочется стереть из памяти. Так вот, это в нашей власти.

Как ложные воспоминания могут разрушать жизнь?

В один роковой вечер, возвращаясь с любимой невестой после романтического ужина, Стив Тайтус был остановлен полицией. Автомобиль Стива был по описанию похож на тот, что принадлежал насильнику. Автомобиль описала жертва и он был объявления в розыск.

Одинаковых машин много, перепутать не сложно, поэтому мужчину сфотографировали и показали фотографию жертве вместе с фотографиями других подозреваемых. Жертва, указав на Стива произнесла ” он похож больше всех”.

Но когда Стив предстал перед судом, она сказала “Я абсолютно уверенна, что это он”.

Этого было достаточно, чтобы признать Тайтуса виновным и увести из зала суда под истошные крики ужаса его родных.

Стив решил не сдаваться, он хотел оправдать свое имя и обратился к местному репортеру и репортер сотворил чудо: он нашел реального преступника.

Но к сожалению на это потребовалось пять лет и из тюрьмы уже вышел озлобленный на мир мужчина. Тайтус потерял все и единственное, что ему хотелось, хоть каплю справедливости. Он подал в суд против сотрудников полиции и других лиц причастных к этому делу. Это стало делом его жизни и он умер за несколько дней до заседания от сердечного приступа. Стресс унес жизнь 35-летнего мужчины.

(Стив Тайтус)

Но случай Тайтуса не единственный. Есть сотни сулчаев, когда за решеткой оказываются невиновные, осужденные по показаниям жертвы.

Ученая, Элизабет Лофтус провела ряд экспериментов основанных на смоделированных преступлениях и имитации катастроф . Приведем в пример один:

Двум группам людей, показали аварию, а затем задали ряд вопросов. Таких же вопросов, которые были бы им заданы в реальном случае. Единственно,что вопросы формулировались двум группам по разному.

С какой скоростью двигались автомобили до столкновения?

С какой скоростью двигались автомобили до катастрофы?

Группа людей, услышавших слова “катастрофа” отвечала, что машины двигались быстрее, к тому же многие утверждали, что видели битое стекло и даже кровь. Воображение само породила эту картинку. Нам очень легко обмануть самих себя.

Наша память может меняться, наше подсознание может её переписывать так, чтобы сохранить психику или по большому потаенному желанию или по внушению других лиц. Не дайте обмануть сами себя. Пытайтесь перепроверить важные моменты жизни. И помните если люди говорят вам что-то с уверенностью, это не значит, что это правда, но это и не значит, что они хотят вас обмануть.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c374bb01db07f00abad728a/lojnye-vospominaniiapochemu-tak-proishodit-i-kak-eto-rushit-jizni-5c5457ba16b33b00af190cb4

Существуют ли ложные воспоминания

Существуют ли ложные воспоминания. Ученые установили почему у человека появляются ложные воспоминания Что такое ложные воспоминания

Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

В современной психологической науке память определяется как психический процесс, в функции которого входит фиксация, сохранение, преобразование и воспроизведение прошлого опыта.

Обилие возможностей нашей памяти позволяет использовать приобретенные знания в деятельности и/или восстанавливать их в сознании.

Однако в нашу память можно имплантировать воспоминания о событиях, которых на самом деле не было.

Многозначность термина «память» раскрывается даже в разговорной речи. Под словами «я помню» мы подразумеваем не только определенные теоретическиезнания, но и практические навыки.

Однако особого внимания заслуживает тасторона психической жизни, которая возвращает нас к событиям из прошлого, — так называемая «автобиографическая память». В. В.

Нуркова определяет этот термин как субъективное отражение пройденного человеком отрезка жизненногопути, состоящее в фиксации, сохранении, интерпретации и актуализации личностнозначимых событий и состояний [Нуркова, 2000].

Один из важнейших парадоксов автобиографической памяти состоит втом, что личные воспоминания достаточно легко поддаются искажениям, к которым относятся следующие: полнаяпотеря доступа к информации, достройка воспоминаний путем включения новыхэлементов (конфабуляция), соединение фрагментов различных воспоминаний (контаминация), конструированиенового воспоминания, ошибки в установлении источника информации и многоедругое. Характер подобных изменений определяется эндогенными и экзогенными факторами.Под эндогенными факторами понимают искажение воспоминаний самимсубъектом. Это может произойти под влиянием особенной мотивации, внутренних установок, эмоций,индивидуальных личностных особенностей. Так, в состоянии грусти легчевспоминаются печальные события, в приподнятом настроении — радостные. Иногда искажения вызываются действием защитных механизмов памяти, таких как вытеснение, замещение и пр.В таких случаях человек замещает реальные воспоминания о неприятных событиях вымышленными, но более приятными для него [Нуркова, 2000].

Иногда люди, напротив, фиксируются на травмирующих воспоминаниях. Этот селективный эффект памяти рассматривался в исследованиях, посвященных влиянию эмоционального состояния на мнемические процессы.

Группу испытуемых, страдающих от депрессии, и контрольную группу просили вспомнитьсобытия из жизни, связанные с нейтральными словами («утро», «день», «яблоко»).

Испытуемые из первой группы чаще вспоминали негативно окрашенные ситуации, тогда как вконтрольной группе преобладали воспоминания о позитивных и нейтральных событиях.

Затемиспытуемых из обеих групп просили вспомнить конкретные жизненные ситуации, вкоторых они чувствовали себя счастливыми. Испытуемые из первой группы вспоминали о таких ситуациях гораздо медленнее, без желания и реже по сравнению с испытуемыми из контрольной группы [Bower, 1981].

Под экзогенными факторами понимаются внешние воздействия на воспоминаниясубъекта. В своих ранних работах американскийкогнитивный психолог и специалист в области изучения памяти Э.Ф.

Лофтус утверждала, что наводящие вопросы способны влиять на воспоминания человека искажающим образом [Loftus, 1979/1996].

Позднее Лофтус пришла к аналогичному выводу и по поводу целенаправленной дезинформации: обсуждение слухов с другими людьми, предвзятые публикации в СМИ и т.д. способны сформировать у человека ложные воспоминания [Loftus & Hoffman, 1989].

В 2002 году былопроведено исследование, посвященное сопоставлению убеждающей силы дезинформациии гипноза.

Трем группам испытуемых, среди которых были лица, легко поддающиеся ложным убеждениям, практически не поддающиеся таким убеждениям, и лица, поддающиеся ложным убеждениям от случая к случаю, предложили выслушать историю, после чего им былизаданы вопросы по ее содержанию различного характера — нейтральные или вводящиев заблуждение. Та группа испытуемых, которая во время просушивания историипребывала в обычном состоянии, практически не совершала ошибок при нейтральныхвопросах, но в ответах на вопросы, вводящие в заблуждение, количество ошибок было велико. Ошибками в данномэксперименте считались ответы, содержавшиеложную информацию о событиях, произошедших в рассказанной истории; ответ «не знаю» в качестве ошибки не засчитывался.

В свою очередь испытуемые, которыево время прослушивания истории пребывали в состоянии гипнотического сна, в ответах на нейтральные вопросы совершали чуть меньше ошибок, чем предыдущаягруппа при ответах на вопросы, вводящие в заблуждение.

В случае же суммарного воздействиясостояния гипнотического сна и вопросов, вводящих в заблуждение, было зафиксировано максимальное количество ошибокпамяти.

Любопытно, что предрасположенность к внушаемости неповлияла на количество ошибок памяти, совершаемых при ответе на вопросы, вводящие в заблуждение, или вследствие пребывания в гипнозе.

Это позволило авторам сделать вывод, что практически любой человек подвержен изменению содержания своей памяти [Scoboria, Mazzoni, Kirsch, & Milling, 2002]. Таким образом, дезинформация оказываетбольшее влияние на количество ошибок памяти, нежели гипноз, тогда каксуммарный эффект этих двух условий приводит к наибольшему количествутаких ошибок, что еще раз подтверждает пластичность воспоминаний.

Итак, мы подступаем к вопросу овозможности формирования новых воспоминаний, раннее не существовавших вавтобиографической памяти: можно ли имплантировать новые воспоминания?

Возможность создания целостного воспоминания о событии,ранее никогда не происходившем, была впервые доказана в исследовании Лофтус. Участникам этого исследования рассказывали о некоем событии, которое якобы происходило с ними в детстве, а затем предлагали вспомнить подробности о нем.

Поверив в то, что им говорят правду, многие испытуемые действительно дополняли эти «воспоминания» собственными красочными подробностями [Loftus & Pickrell, 1995]. Вдругом эксперименте Лофтус, также посвященном манипуляциям савтобиографической памятью, принимали участие пары братьев исестер.

Сначала старший сообщал младшему псевдореальный факт из его детства. Черезнесколько дней младшему предлагали рассказать, что он или она «помнит» о событии, которое на самом деле с ним не происходило. Известность приобрел случай Кристофера и Джима.

14-летнийКристофер выслушал от Джима историю, как в возрасте пяти лет он потерялся в большомуни­версальном магазине, но спустя несколько часов пожилоймужчина нашел его и доставил родителям.

Через несколько дней после того, как он услышал эту историю, Кристофер представил исследовательницеполную детализированную версию ложного события. В его воспоминаниях встречалисьтакие уточняющее фразы, как «фланелевая рубашка», «сле­зы матери» и т.д. [Loftus & Pickrell, 1995].

В серии последующих экспериментов Лофтус с коллегами сумеладостичь 25-процентного уровня внушения испытуемым воспоминаний о вымышленных событиях из их детства.

Для этого были разработаны различные приемы:апелляция к личностным проблемам испытуемого («ваш страх может быть результатомпережитого в детстве нападения собаки»), тол­кование сновидений («ваш сонговорит мне, что вы перенесли погружение на большую глубину»). Наиболеесильно внушению ложных воспоминаний способствуют «документы».

Их наличие обеспечивает формирование автобиографических воспоминаний,имеющих высокую степень субъективнойдостоверности.

Так, в работе Уэйда, Гарри, Рида и Линдсея (2002) описывается, как с помощьюкомпьютерной программы PhotoShopученые создавали детские «фотографии» испытуемых, на которых те были участникамикаких-то вымышленных ситуаций (таких как, например, полет на воздушном шаре). Затем испытуемым предлагали рассказать об этом событии более подробно, и большинство из них «вспоми­нало» множество точных деталей несуществующейситуации [Wade, Garry, Read & Lindsay, 2002].

Еще один методпозволяет имплантировать ложные воспоминания о маловероятных или практическиневозможных событиях. Его, в частности, продемонстрировали в ходе исследования,связанного с имплантацией воспоминания о встрече с кроликом Багзом Банни вДиснейленде.

Испытуемым, ранее бывавшим в Диснейленде, демонстрировалиподдельный рекламный ролик студии Disney с Багзом Банни в главной роли. Через некотороевремя с испытуемыми проводили беседу, в ходе которой их просили рассказать проДиснейленд.

В результате 16 процентов испытуемых были убеждены вличной встречи с Багзом Банни в Диснейленде. Однако едва ли такая встречамогла иметь место, так как Багз Банни — персонаж другой студии, Warner Brothers, и поэтому не мог находиться в Диснейленде.

Среди тех, кто описывал личную встречу с Багзом, 62 процента говорили о том,что пожали кролику лапу, а 46 процентов припомнили, как обняли его. Остальныевспоминали о том, как потрогали его за ухо или за хвост или даже услышали егокоронную фразу («В чем дело, Док?»).

Данные воспоминания были эмоциональноокрашены и насыщены осязательными подробностями, что говорит опризнании ложного воспоминания в качестве своего собственного [Braun, Ellis &Loftus, 2002].

Доказав, что имплантация ложных воспоминаний возможна, психологи задумались над следующим вопросом: влияют ли усвоенные ложные воспоминания на мысли и дальнейшее поведение субъекта. Был проведен эксперимент, в ходе которого у испытуемых вызвали уверенность втом, что в детстве они отравились определенными продуктами [Bernstein & Loftus, 2002].

В первой группе испытуемым сообщили, что причиной отравления стали сваренные вкрутую куриные яйца, а во второй — маринованные огурцы.

Чтобы испытуемые поверили в это, им предложили пройти опрос, а потом сообщили, что их ответы проанализировала специальная компьютерная программа, которая пришла к выводу, что они в детстве пострадали от отравления одним из этих продуктов.

Убедившись, что у обеих групп испытуемых сформировалось стойкое убеждение в том, что отравление действительно имело место в прошлом, ученые предположили, что это ложное воспоминание повлияет на дальнейшее поведение этих людей, в частности, заставит их избегать определенного продукта.

Испытуемым предложили пройти еще один опрос, в ходе которого им надо было представить себе, что их пригласили на вечеринку, и выбрать угощения, которые им хотелось бы съесть. В результате выяснилось, что участники эксперимента склонны избегать блюд, в приготовлении которых используется тот продукт, от которого они якобы пострадали в детстве. Так было доказано, что формирование ложных воспоминаний действительно может повлиять на последующие мысли или поведениечеловека.

Таким образом, человеческая память демонстрируетнеобычайную гибкость, что напрямую отражается на структуре наших воспоминаний.

Все люди способны стать жертвами ложных воспоминаний, вплоть до того, что в нашу память можно имплантировать воспоминания о событиях, которые на первый взгляд кажутся совершенно невозможными.

Эти воспоминания способны изменить наши представления о собственном прошлом, прошлом других людей, а также могут значительно повлиять на наши мысли и поведение.

Кристина Рубанова

Лофтус Э. Ф. Ложные воспоминания /Сокр. пер. с англ. Я. Варваричевой по изд.: Loftus, E. F. Make-Believe Memories // American Psychologist, 58. — 2003. — P. 864–873.

Люсин Д.В., Ушаков Д.В. Социальный интеллект: теория, измерение, исследования. — М.: Институт психологии РАН. — 2004.

Нуркова В.В. Доверчивая память: как информация включается в систему автобиографических знаний //Когнитивные исследования: сборник научных трудов. Т. 2 /Под ред. Соловьева В.Д. и Черниговской Т.В. — М.: Институт психологии РАН, 2008. — С. 87-102.

Нуркова. В.В. Свершение продолжается: Психология автобиографической памяти личности. — М.: УРАО, 2000.

Нуркова В.В. Созидание прошлого: к вопросу о потенциале автобиографической мнемотерапии //Московский психотерапевтический журнал. — М., 2005. — №1.

Нуркова В.В., Бернштейн Д.М., Лофтус Э.Ф. Эхо взрывов: сравнительный анализ воспоминаний москвичей о террористических актах 1999 г. (Москва) и 2001 г. (Нью-Йорк) //Психологический журнал. — М., 2003. — Т. 24. No 1. — С. 67-73.

Яксина И.А. Можно ли изменить прошлое: целенаправленное переосмысление жизни или искажение прошлого в настоящем? //Психология. Социология. Педагогика. — М., 2011. — №1. — С. 68-72.

Bernstein D.M., Loftus E.F. Lingering difficulties distinguishing true from false memories //Neuro-Psychoanalysis. — 2002. — 4, №2. — P. 139-141.

Bower, Gordon H. Mood and Memory //American Psychologist. — February 1981. — Vol. 36, №2. — P. 129–148.

Braun K. A., Ellis R., Loftus E. F. Make my memory: How advertising can change our memories of the past //Psychology and Marketing. — 2002. — №19. — P. 1–23.

Forgas J. P., Bower G. H. Mood Effects on Person-Perception Judgments //Journal of Personality and Social Psychology. — 1987. — Vol. 53, №1. — Р. 53–68.

Loftus, E. F. Eyewitness testimony. — Cambridge, MA: Harvard University Press, 1996 (original work published 1979)

Loftus E. F., Hoffman H. G. Misinformation and memory: The creation of memory //Journal of Experimental Psychology: General. — 1989. — №118. — P. 100–104.Loftus E. F., Hoffman H. G. Misinformation and memory: The creation of memory //Journal of Experimental Psychology: General. — 1989. — №118. — P. 100–104.

Loftus E. F., Pickrell J. E. The formation of false memories //Psychiatric Annals. — 1995. — №25. — P. 720–725. Polage, Danielle C. Fabrication inflation increases as source monitoring ability decreases //Acta Psychologica. — February 2012. — Volume 139, Issue 2. — P. 335-342.

Scoboria A., Mazzoni G., Kirsch I., Milling L. S. Immediate and persisting effects of misleading questions and hypnosis on memory reports //Journal of Experimental Psychology. — 2002. — №8. — P. 26–32.

Wade K. A., Garry M., Read J. D., Lindsay D. S. A picture is worth a thousand lies //Psychonomic Bulletin and Review. — 2002. — №9. — P. 597–603.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Где на Земле осталась чума, и почему мы ее до сих пор не истребили

Источник: https://nplus1.ru/blog/2016/12/30/false-memories

Ложные воспоминания: почему нашей памяти иногда не стоит доверять

Существуют ли ложные воспоминания. Ученые установили почему у человека появляются ложные воспоминания Что такое ложные воспоминания

Как устро­е­на че­ло­ве­че­ская па­мять и по­че­му одну ин­фор­ма­цию мы за­по­ми­на­ем, а дру­гую за­бы­ва­ем? Нор­веж­ский ней­ро­пси­хо­лог Иль­ва Эст­бю вме­сте с сест­рой, пи­са­тель­ни­цей Хиль­дой Эст­бю, про­ве­ли за­хва­ты­ва­ю­щее ис­сле­до­ва­ние это­го фе­но­ме­на и на­пи­са­ли кни­гу «Это мой ко­нек. На­у­ка за­по­ми­на­ния и за­бы­ва­ния» (ско­ро вый­дет в из­да­тель­стве «Аль­пи­на-нон­фикшн»). В ней ав­то­ры рас­смат­ри­ва­ют ис­то­рию по­ни­ма­ния па­мя­ти — от эпо­хи Воз­рож­де­ния и от­кры­тия гип­по­кам­па до на­ше­го вре­ме­ни — и вы­яс­ня­ют роль раз­лич­ных от­де­лов моз­га, при­чи­ны за­бы­ва­ния дет­ских вос­по­ми­на­ний и труд­но­стей с па­мя­тью при стрес­се и де­прес­сив­ных со­сто­я­ни­ях. «Цех» пуб­ли­ку­ет фраг­мент из гла­вы «Ку­ку­шо­нок» о том, по­че­му в па­мять ино­гда про­кра­ды­ва­ют­ся лож­ные вос­по­ми­на­ния.

Мож­но ли пом­нить то, чего не было на са­мом деле? Вот та­кое «вос­по­ми­на­ние» предо­ста­вил «Ар­хи­ву лож­ных вос­по­ми­на­ний» ано­ним­ный доб­ро­во­лец:

«Ко­гда мне было шесть лет, мы с се­мьей по­еха­ли в Ав­стра­лию на­ве­стить род­ствен­ни­ков. Там мы ез­ди­ли на экс­кур­сию к „Боль­шо­му ана­на­су“.

Пом­ню, как за­лез на огром­ный пла­сти­ко­вый ана­нас и смот­рел свер­ху на ана­на­со­вые план­та­ции. Недав­но мы сно­ва были у род­ствен­ни­ков, и я вспом­нил про ту по­езд­ку.

Тетя ска­за­ла, что на са­мом деле я то­гда до смер­ти ис­пу­гал­ся, от­ка­зал­ся за­ле­зать на­верх и про­пла­кал весь день».

Ни­че­го уди­ви­тель­но­го в этом вос­по­ми­на­нии, по­жа­луй, нет — про­сто оно сме­ни­ло эмо­ци­о­наль­ную окрас­ку. И это еще не са­мое неве­ро­ят­ное лож­ное вос­по­ми­на­ние.

Ху­дож­ни­ка Ала­сде­ра Хопву­да за­ин­те­ре­со­ва­ли ис­сле­до­ва­ния про­фес­со­ра Эли­за­бет Лоф­тус из Ка­ли­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та в Ир­вайне, од­но­го из круп­ней­ших в мире экс­пер­тов по лож­ным вос­по­ми­на­ни­ям.

Хопвуд при­ду­мал арт-про­ект «Ар­хив лож­ных вос­по­ми­на­ний» — рас­ска­зы о том, как люди в той или иной сте­пе­ни ис­ка­жа­ют прав­ду.

На­при­мер, одни счи­та­ют, что были в са­мо­ле­те во вре­мя экс­трен­ной по­сад­ки или вы­жи­ли в ав­то­ка­та­стро­фе, бок о бок с эти­ми ис­то­ри­я­ми идет рас­сказ че­ло­ве­ка, аб­со­лют­но уве­рен­но­го в том, что пом­нит му­зы­каль­ный фе­сти­валь Live Aid, со­сто­яв­ший­ся в 1985 г., хотя сам он ро­дил­ся поз­же.

Во вре­мя турне зри­те­ли де­ли­лись с Хопву­дом соб­ствен­ны­ми лож­ным вос­по­ми­на­ни­я­ми — про­ект со­че­тал в себе ис­кус­ство и до­ку­мен­та­ли­сти­ку, а кол­лек­ция по­пол­ня­лась.

Со вре­ме­нем их на­бра­лось вну­ши­тель­ное ко­ли­че­ство. Мож­но пред­по­ло­жить, что, раз люди счи­та­ют соб­ствен­ные вос­по­ми­на­ния прав­ди­вы­ми, они не при­зна­ют, что пом­нят то, чего ни­ко­гда не было.

Мно­гие лож­ные вос­по­ми­на­ния ро­дом из на­ше­го ран­не­го дет­ства; вос­по­ми­на­ния о по­ле­те по ком­на­те лег­че объ­яс­нить ис­ка­жен­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми о ре­аль­но­сти у ма­лень­ких де­тей.

И до­сто­вер­ность по­доб­ных вос­по­ми­на­ний сни­жа­ет­ся по мере взрос­ле­ния, ко­гда че­ло­век на­чи­на­ет осо­зна­вать про­ис­хо­дя­щее. Но лож­ные вос­по­ми­на­ния бы­ва­ют и у лю­дей с нор­маль­ной па­мя­тью и пред­став­ле­ни­я­ми о ре­аль­но­сти.

Про­фес­сор пси­хо­ло­гии Свейн Маг­нус­сен, по­свя­тив­ший свою на­уч­ную де­я­тель­ность в ос­нов­ном лож­ным вос­по­ми­на­ни­ям, сам был их жерт­вой. Дол­гое вре­мя он был уве­рен, что в мо­ло­до­сти на­ру­шил за­кон.

«Мы по­еха­ли на ма­лень­кой ма­шине из Осло в Ко­пен­га­ген. Ма­ши­на сло­ма­лась. Я со­вер­шен­но чет­ко пом­ню, как мы столк­ну­ли ее с при­ча­ла в воду. Я даже пом­ню, что при­чал был де­ре­вян­ным, хоть и уве­рен, что в Ко­пен­га­гене та­ких нет», — рас­ска­зы­ва­ет Свейн Маг­нус­сен, ныне по­чет­ный про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Осло.

Це­лых 30 лет он ду­мал об ис­то­рии с ма­ши­ной как о пи­кант­ном слу­чае из жиз­ни. Ведь из­бав­лять­ся от ав­то­мо­би­лей та­ким об­ра­зом все-таки неза­кон­но. И как-то он встре­тил на ве­че­рин­ке од­но­го сво­е­го при­я­те­ля — имен­но он то­гда ку­пил ма­ши­ну, а так­же по­за­бо­тил­ся о ее про­да­же ста­рьев­щи­ку. Зна­чит, она во­все не уто­ну­ла!

«В ка­кой-то мо­мент у меня по­яви­лось чет­кое вос­по­ми­на­ние, как мы стал­ки­ва­ем ее с при­ча­ла. Ве­ро­ят­но, та­кую воз­мож­ность мы об­суж­да­ли. И ко­гда я себе это пред­ста­вил, кар­ти­на за­пе­чат­ле­лась в моей па­мя­ти как ре­аль­ное со­бы­тие», — го­во­рит Маг­нус­сен.

Его ис­то­рия под­твер­жда­ет один бес­спор­ный и ма­ло­при­ят­ный факт: да­ле­ко не все­гда прав­дой яв­ля­ет­ся то, что мы, как нам ка­жет­ся, пе­ре­жи­ли в ре­аль­но­сти. Ино­гда в на­ших вос­по­ми­на­ни­ях нет ни грам­ма ис­ти­ны.

Лож­ные вос­по­ми­на­ния об­ра­зу­ют­ся раз­ны­ми спо­со­ба­ми. Ино­гда мы про­сто «кра­дем» чу­жие. На­при­мер, из­вест­но, что по­сле се­ан­сов груп­по­вой те­ра­пии ве­те­ра­ны войн при­сва­и­ва­ют себе рас­ска­зы дру­гих участ­ни­ков.

А кого-то так за­хва­ты­ва­ет чу­жая ин­те­рес­ная ис­то­рия, услы­шан­ная за обе­дом, что она за­ни­ма­ет ме­сто в па­мя­ти как лич­ная.

Ино­гда мы точ­но не зна­ем, яв­ля­ет­ся ли некое по­вест­во­ва­ние про­сто ис­то­ри­ей, рас­ска­зан­ной дру­зья­ми в дет­стве, или на­шим соб­ствен­ным впе­чат­ле­ни­ем — а мо­жет, мы про­сто ви­де­ли на фо­то­гра­фии то, о чем го­во­рим? Лож­ные вос­по­ми­на­ния рож­да­ют­ся, ко­гда мы смот­рим те­ле­ви­зор, по­се­ща­ем се­ан­сы груп­по­вой те­ра­пии, об­суж­да­ем с бра­тья­ми и сест­ра­ми со­бы­тия дет­ства. Зна­чит, на соб­ствен­ную па­мять по­ла­гать­ся нель­зя?

«По­че­му одни люди бо­лее пред­рас­по­ло­же­ны к со­зда­нию лож­ных вос­по­ми­на­ний, а дру­гие нет — то есть что имен­но от­ли­ча­ет лю­дей с лож­ны­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми — об этом све­де­ний нет.

Мож­но пред­по­ло­жить, что те, кто очень чет­ко пред­став­ля­ет свою жизнь и все пом­нит, не име­ют лож­ных вос­по­ми­на­ний, но это не так.

У них лож­ные вос­по­ми­на­ния тоже бы­ва­ют», — го­во­рит Свейн Маг­нус­сен.

Неве­ро­ят­ные ис­то­рии «Ар­хи­ва лож­ных вос­по­ми­на­ний» об­на­жа­ют ис­тин­ную до­сто­вер­ность на­шей па­мя­ти. Вос­по­ми­на­ния ре­кон­стру­и­ру­ют­ся, они пла­стич­ны и во- все не по­хо­жи на тек­сто­вый до­ку­мент на ком­пью­те­ре или чет­кие сним­ки ка­ме­ры мо­биль­но­го те­ле­фо­на.

Па­мять ло­гич­нее срав­нить с те­ат­ром, где все вре­мя ста­вят но­вые вер­сии од­них и тех же пьес. В ка­ких-то по­ста­нов­ках у ге­ро­и­ни крас­ное пла­тье, а в но­вой вер­сии — си­нее. Ме­ня­ет­ся ак­тер­ский со­став, а сю­жет ре­гу­ляр­но пре­тер­пе­ва­ет из­ме­не­ния, по­рой весь­ма ра­ди­каль­ные.

Ино­гда мы ви­дим то, что слу­чи­лось на са­мом деле, но бы­ва­ет и так, что всю кар­ти­ну мы при­ду­мы­ва­ем и во­об­ра­жа­ем сами. В те­ат­ре па­мя­ти слу­ча­ют­ся стран­ные под­ме­ны.

Каж­дое наше вос­по­ми­на­ние ба­лан­си­ру­ет меж­ду прав­дой и вы­мыс­лом. У боль­шин­ства вос­по­ми­на­ний ос­нов­ное со­дер­жа­ние ба­зи­ру­ет­ся на до­сто­вер­ных со­бы­ти­ях, од­на­ко, об­ра­ща­ясь к ним, мы каж­дый раз их ре­кон­стру­и­ру­ем. Во вре­мя ре­кон­струк­ции мы за­пол­ня­ем про­бе­лы наи­бо­лее ве­ро­ят­ны­ми фак­та­ми.

Де­та­ля­ми нам слу­жит «склад с рек­ви­зи­том», и это про­цесс бес­со­зна­тель­ный, мы о та­ких ве­щах даже не за­ду­мы­ва­ем­ся. Мозг ра­бо­та­ет эф­фек­тив­нее, ведь у нас от­па­да­ет необ­хо­ди­мость хра­нить пе­ре­жи­тые со­бы­тия в ори­ги­на­ле на ки­но­плен­ках.

Мы хра­ним от­дель­но ин­фор­ма­цию о лю­дях, ве­щах, ощу­ще­ни­ях, по­ступ­ках — в еди­ной сети вос­по­ми­на­ний их креп­ко фик­си­ру­ет гип­по­камп.

Та­ким об­ра­зом вы­сво­бож­да­ет­ся ме­сто, а у на­ших мыс­лей рас­ши­ря­ют­ся гра­ни­цы сво­бо­ды. Мы во­все не рабы соб­ствен­ных вос­по­ми­на­ний и все вре­мя ак­тив­но ими поль­зу­ем­ся. Но у гиб­ко­сти есть цена: про­сто­та под­ме­ны ин­фор­ма­ции. На­при­мер, в 1995 г.

, ко­гда в Окла­хо­ма-Сити про­гре­мел взрыв, сви­де­тель дал по­ка­за­ния, что ви­дел двух пре­ступ­ни­ков. По его мне­нию, они со­сто­я­ли в сго­во­ре и арен­до­ва­ли ма­ши­ну, с по­мо­щью ко­то­рой Ти­мо­ти Ма­к­вей убил 168 че­ло­век. Так на­ча­лась охо­та за несу­ще­ству­ю­щим че­ло­ве­ком.

Сви­де­тель — со­труд­ник фир­мы, предо­став­ля­ю­щей ав­то­мо­би­ли в арен­ду, — ви­дел дво­их. Но это было на сле­ду­ю­щий день по­сле ви­зи­та тер­ро­ри­ста, и один из них был слег­ка по­хож на Ма­к­вея. Та­ким об­ра­зом, у сви­де­те­ля в го­ло­ве сме­ша­лись оба со­бы­тия.

Он пе­ре­пу­тал Ма­к­вея с од­ним из двух ни в чем не по­вин­ных кли­ен­тов, об­ра­тив­ших­ся в фир­му днем поз­же. Па­мять того сви­де­те­ля не хуже, чем у боль­шин­ства. Про­сто обыч­но на та­кие вещи, как вре­мя ви­зи­та кли­ен­та, люди вни­ма­ния не об­ра­ща­ют.

В по­все­днев­ной жиз­ни по­доб­ная пу­та­ни­ца не име­ет зна­че­ния. Если при­дир­чи­во рас­смот­реть каж­дое вос­по­ми­на­ние, разо­брать до мель­чай­ших по­дроб­но­стей и срав­нить, на­при­мер, с ви­део­за­пи­сью, мы вы­явим мас­су недо­стат­ков.

Пред­ставь­те себе свой офис, класс­ную ком­на­ту или ма­га­зин­чик по со­сед­ству; ве­ро­ят­нее все­го, вы не опи­ши­те их до мель­чай­ших де­та­лей — на ка­ких ме­стах сто­ят кни­ги на пол­ке, как об­ви­ва­ет ка­фед­ру про­вод от за­ряд­ки, где сто­ит чаш­ка кофе и как иг­ра­ют на сте­нах па­да­ю­щие из окна лучи све­та.

Тем не ме­нее ин­фор­ма­ция из вос­по­ми­на­ний ка­жет­ся нам вполне за­слу­жи­ва­ю­щей до­ве­рия. На на­шем «скла­де с рек­ви­зи­том» до­ста­точ­но вос­по­ми­на­ний о ко­фей­ной чаш­ке и за­ряд­ке мо­биль­но­го те­ле­фо­на — их нуж­но лишь до­стать и раз­ме­стить на нуж­ном ме­сте.

Если вы вы­сту­па­е­те пе­ред боль­шой груп­пой лю­дей, вы не за­пом­ни­те лицо каж­до­го зри­те­ля. Од­на­ко, если по­пы­тать­ся вос­кре­сить со­бы­тие в па­мя­ти, в зале ока­жет­ся пол­но лю­дей.

Ат­мо­сфе­ра не из­ме­нит­ся, а зри­те­лей сыг­ра­ют ста­ти­сты, на­бран­ные по за­ко­ул­кам па­мя­ти.

На са­мом деле люди с очень хо­ро­шей ав­то­био­гра­фи­че­ской па­мя­тью при за­по­ми­на­нии де­та­лей по­ка­зан­ной им кар­тин­ки сде­ла­ют боль­ше оши­бок, чем ос­нов­ная мас­са лю­дей, — та­ков ре­зуль­тат ис­сле­до­ва­ния, про­ве­ден­но­го Эли­за­бет Лоф­тус и ее кол­ле­га­ми. Ви­ди­мо, люди с хо­ро­шей па­мя­тью поль­зу­ют­ся все­ми воз­мож­но­стя­ми сво­е­го лич­но­го те­ат­ра. У них ши­ро­кий ре­пер­ту­ар вос­по­ми­на­ний, а так­же мас­са шан­сов слег­ка пе­ре­бор­щить во вре­мя ре­кон­струк­ции.

На со­зда­ние лож­ных вос­по­ми­на­ний вли­я­ет мно­же­ство фак­то­ров: чем боль­ше про­шло вре­ме­ни, тем боль­ше ве­ро­ят­ность, что в па­мять про­кра­дет­ся нечто нена­сто­я­щее, как ма­ши­на, ко­то­рую столк­ну­ли с при­ча­ла 30 лет на­зад.

Вре­мен­ной ас­пект очень ва­жен: мы ред­ко оши­ба­ем­ся в том, что слу­чи­лось вче­ра, а вот у про­шло­год­них со­бы­тий кон­ту­ры уже бо­лее раз­мы­тые.

При этом от­но­си­тель­но обы­ден­ные со­бы­тия лег­че пре­вра­тить в лож­ные вос­по­ми­на­ния, чем вол­ну­ю­щие и необыч­ные.

Со­ло­мон Ше­ре­шев­ский, че­ло­век, неспо­соб­ный во­об­ще за­быть что-либо, утвер­ждал, что пом­нит, ка­ко­во это — быть мла­ден­цем. Он по­дроб­но рас­ска­зы­вал, как свет па­дал на ко­лы­бель и маму с ня­ней — там, вы­со­ко.

Но из-за ярко вы­ра­жен­ной си­не­сте­зии его во­об­ра­же­ние об­ла­да­ло огром­ной си­лой, а по­то­му, ве­ро­ят­нее все­го, эти вос­по­ми­на­ния были лож­ны­ми.

Труд­но по­ве­рить, что на Со­ло­мо­на не дей­ство­ва­ли те за­ко­ны, ко­то­рые рас­про­стра­ня­ют­ся на всех лю­дей: все, что про­ис­хо­дит с нами в ран­нем дет­стве, па­да­ет в про­пасть под на­зва­ни­ем «дет­ская ам­не­зия».

Во­об­ра­же­ние Со­ло­мо­на Ше­ре­шев­ско­го ча­сто иг­ра­ло с ним злые шут­ки: се­мей­ные пе­ре­ез­ды были для него кош­ма­ром. Ко­гда они уез­жа­ли, он во­об­ра­жал, что сно­ва сто­ит в дет­ской, — с та­кой яс­но­стью, что ком­на­та ка­за­лась на­сто­я­щей.

С по­мо­щью со­вре­мен­ных МРТ-ап­па­ра­тов уче­ные вы­яс­ни­ли, что ак­тив­ность моз­га в то вре­мя, ко­гда мы фан­та­зи­ру­ем, ча­стич­но или даже пол­но­стью сов­па­да­ет с его ак­тив­но­стью в мо­мент по­лу­че­ния ре­аль­но­го опы­та.

На са­мом деле фан­та­зии, вос­по­ми­на­ния и лож­ные вос­по­ми­на­ния в моз­ге ве­дут себя очень по­хо­жим об­ра­зом. Раз­ли­ча­ет их лишь сор­ти­ров­ка, ко­гда мы ве­ша­ем яр­лы­ки «прав­да» и «неправ­да».

Ре­аль­ное вос­по­ми­на­ние — это фор­ма фан­та­зии, во­об­ра­жа­е­мая ре­кон­струк­ция. Лож­ное вос­по­ми­на­ние лишь поль­зу­ет­ся за­ко­на­ми, по ко­то­рым ра­бо­та­ет па­мять, ка­ки­ми бы ир­ра­ци­о­наль­ны­ми они нам ни ка­за­лись.

Лож­ное вос­по­ми­на­ние неким об­ра­зом пе­ре­ме­ща­ет­ся из об­ла­сти фан­та­зии к на­сто­я­щим вос­по­ми­на­ни­ям и вне­зап­но ка­жет­ся нам ре­аль­но­стью.

Оно кра­дет­ся к вы­вес­ке с над­пи­сью «Прав­да» и вы­тал­ки­ва­ет птен­ца из гнез­да — так на­чи­на­ет рас­ти боль­шой, тол­стый ку­ку­шо­нок.

Источник: https://zeh.media/znaniye/pamyat/3701542-lozhnyye-vospominaniya

Ложные воспоминания: можно ли быть уверенным в том, что случилось вчера — Моноклер

Существуют ли ложные воспоминания. Ученые установили почему у человека появляются ложные воспоминания Что такое ложные воспоминания

Иногда наши воспоминания оказываются ошибочными. Мозг все время играет с нами, и трюки, выкидываемые им, могут ввести нас в заблуждение, что мы способны точно реконструировать наше персональное прошлое. В действительности же нас окружают ложные воспоминания.

Ложные воспоминания – это память о вещах, которые мы никогда не испытывали на самом деле.

Это могут быть небольшие ошибки памяти, которые, например, заставляют нас думать, что мы видели один дорожный знак вместо другого (1), или крупные заблуждения, как, например, уверенность, что мы когда-то летали на воздушном шаре, хотя этого никогда не было (2).

Ещё одна пугающая особенность ложных воспоминаний: они могут быть навязаны нам извне.

 В книге «Мир, полный демонов: наука — как свеча во тьме» Карл Саган утверждал, что имплантировать людям ложные воспоминания не просто возможно, но на самом деле очень легко — главное, правильно оценить уровень доверчивости человека, с которым вы имеете дело.

В качестве примеров он приводил людей, которые, по настоянию врачей или гипнотизеров, действительно начинали верить, что они были похищены НЛО, или вспоминать жестокое обращение в детстве, которого никогда не было. Для этих людей различие между памятью и воображением становилось размытым, и события, не происходившие никогда, прочно вшивались в память как реальные. Участники экспериментов даже могли предельно точно и невероятно ярко описать эти вымышленные события, как будто они имели место быть. Карл Саган отмечал:

«Память легко замарать. Ложные воспоминания могут быть имплантированы даже в сознание, которое не считает себя уязвимым и некритическим».

Как видите, весьма важная особенность психики, которую как минимум стоит иметь в виду.

 Чтобы узнать, что нового люди хотели бы узнать об этом явлении, криминальный психолог, исследователь ложных воспоминаний (3) и автор книги «The Memory Illusion» («Иллюзия памяти») Джулия Шоу устроила опрос на Reddit и ответила на шесть самых интересных, по её мнению, вопросов. Моноклер перевёл для вас её краткие комментарии.

 1. Есть ли способ проверить, являются ли наши воспоминания реальными или ложными?

Анализ научной литературы показывает, что  как только человеком  овладевают ложные воспоминания, их практически невозможно отличить от истинных воспоминаний, хранящихся в нашем мозге.

Это означает, что ложные воспоминания имеют те же свойства, что и любые другие, и ничем не отличаются от воспоминаний о событиях, которые происходили  на самом деле. Единственный способ проверить их – найти подкрепляющие доказательства для какого-либо конкретного воспоминания, которое нуждается в «проверке».

2. Существуют ли люди, более склонные к созданию ложных воспоминаний, чем другие?

Есть группы людей, которые традиционно считаются более уязвимыми, как, например, личности с низким IQ, дети, подростки, а также люди, страдающие психическими заболеваниями – такими как шизофрения, которые сами по себе затрудняют у обладателей этой болезни «мониторинг реальности». По существу, любой, кто плохо отделяет факт от вымысла, с большей вероятностью будет создавать ложные воспоминания.

Тем не менее, в рамках моего исследования «нормальных» взрослых я не нашла каких-либо систематических личностных различий между теми, кто склонен формировать ложные воспоминания  и теми, у кого они не образуются.

Я проводила исследование с учётом предрасположенности к фантазированию, податливости и различий типов личностей «Большой пятёрки» в дополнение к тестированию по полу, возрасту и образованию. И ничего не нашла.

Это вовсе не означает, что таких личностных уязвимостей  не существуют – вероятно, они есть, но, возможно, они не настолько важны, как мы предполагаем. Я убеждена, что у каждого могут появиться (и появляются) ложные воспоминания.

3. Где формируются ложные воспоминания?

Везде. Вопрос заключается не в том, где наши воспоминания становятся ложью, а в том, как ложь становится нашими воспоминаниями.

Комплексные и всесторонние ложные воспоминания целых событий, вероятно, менее распространены, чем частичные (где мы неточно воспроизводим лишь детали произошедших событий), но мы естественным образом уже заполнили так много пробелов между фрагментами воспоминаний и сделали столь много предположений, что наше персональное прошлое — это, по существу, просто комок фантастики.

4. Как вы думаете, могут ли повлиять последствия вашего исследования на существующую систему правосудия?

Последствия исследований ложной памяти имеют очень большое значение для системы уголовного правосудия. Это ставит под сомнение нашу сегодняшнюю зависимость от воспоминаний со стороны подозреваемых, потерпевших, свидетелей, даже сотрудников полиции и адвокатов.

Сейчас воспоминания могут подтвердить либо разрушить обвинение. Однако, показывая, что воспоминания ненадежны по своей сути, мы ставим под сомнение саму основу того, как в настоящее время используются доказательства в уголовном судопроизводстве.

Это ставит перед нами вопрос, можем ли мы по-настоящему быть уверены «за пределами обоснованного сомнения», что кто-то совершил преступление, в случаях, которые полагаются исключительно на воспоминания участников процесса.

Это также показывает нам, как легко неудачные методы интервью/допроса могут создавать ложные воспоминания. И это заставляет нас переосмыслить существующие полицейские практики.

5. Могут ли ложные воспоминания быть полезными или иметь положительные последствия?

Я думаю, что ложные воспоминания – великолепное следствие красивой и сложной когнитивной системы, той же системы, которая позволяет нам иметь интеллект, живое воображение и решать проблемы. В целом ложные воспоминания – часть всего этого, и они не являются ни положительными, ни отрицательными. Они просто ЕСТЬ.

Считаются они «хорошими» или нет  — также невероятно зависит от обстоятельств. Например, ситуация, в которой жертва не помнит часть преступления, совершенного в отношении нее, может рассматриваться как плохая для расследования, но как хорошая для жертвы.

6. Повлияли ли как-то данные, которые вы получили, на то, как вы используете свои собственные воспоминания?

Определенно. Я всегда испытывала небольшую неловкость, так как я постоянно очень плохо запоминала вещи, которые происходят в моей личной жизни. С другой стороны, я всегда хорошо запоминала факты и информацию.

Отчасти это подкрепляло мою уверенность в том, что мое исследование ложных воспоминаний может работать, ведь если моя память была столь ненадежной, то мое исследование могло бы помочь тем, чья память также не работает на ура.

Хотя я всегда была осторожна в оценке точности памяти (насколько я помню, ха!), теперь я убеждена, что никаким воспоминаниям не следует доверять. Я уверена, что мы создаем наши воспоминания каждый день заново.

Это такая пугающая, но красивая идея, что каждый день вы просыпаетесь с немного иным персональным прошлым.

«How False Memory Changes What Happened Yesterday»/ Scientific American.

Обложка: Paul Townsend/Flickr.com.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://monocler.ru/lozhnyie-vospominaniya/

Ложные воспоминания: почему не все, что мы помним, было на самом деле

Существуют ли ложные воспоминания. Ученые установили почему у человека появляются ложные воспоминания Что такое ложные воспоминания

m24.ru/Игорь Иванко

Правда ли то, что вы помните? Мы привыкли думать, что память устроена, как книга. Когда мы вспоминаем, мы будто открываем нашу память на нужной странице и читаем текст. Мы обычно думаем, что станицы памяти могут потускнеть, потеряться, а что-то нам самим хочется вырвать из книги с клочьями, чтобы забыть.

Однако современные исследования показали: память не книга, воспоминания не статичны, они могут меняться время от времени, пополняться новыми деталями и фантазиями. О том, как понять, где реальность, а где вымысел, читайте в материале m24.ru.

А был ли дед мороз

– Я помню, что в детстве перед Новым годом ко мне пришли Дед Мороз и Снегурочка. Родители впервые их пригласили, хотели сделать необычный подарок. Но я испугалась посоха Деда Мороза, заплакала и все испортила, – рассказывает мне недавно моя старшая сестра Лена. У нас с ней разница в возрасте почти 10 лет.

– Лена, все было не так, – перебиваю я сестру. – Это ко мне пришел Дед Мороз, и я его испугалась. Даже фотографии есть в детском альбоме, как я рыдаю, сидя у них на коленях. Тебе тогда было лет 15, ты могла их сама испугать.

ТАСС/Иван Гущин

Мы немного спорим, кто же был героем истории и решаем, что это все же была я. Удостовериться помогли фотографии. С фактами не поспоришь.

Почему произошла путаница? Ведь у нас с сестрой большая разница в возрасте, и на первый взгляд сложно перепутать, к кому пришел Дед Мороз.

Исследователи памяти говорят, что искажения воспоминаний происходят постоянно. Каждый раз, когда мы вспоминаем и рассказываем семейные истории, мы как бы проживаем их снова и в этот момент можем случайно присвоить себе те воспоминания, которые с нами не происходили.

Грехи нашей памяти

Психологи утверждают: воспоминания изменчивы, со временем они могут искажаться или отмирать.

“Наши воспоминания в некоторой степени являются ложными, поскольку каждый акт памяти включает в себя процессы воображения и реконструкции”, – пишет в своих научных работах профессор психологии МГУ имени Ломоносова Вероника Суркова.

Американский психолог Дэниел Шектер 15 лет назад в статье с громким названием “Семь грехов памяти”, описал накопившиеся в психологии претензии к недостаткам памяти. Перечислим главные из них.

m24.ru/Юлия Иванко

  • Во-первых, люди не запоминают многое, что потом могло бы им пригодиться и забывают то, что уже знают.
  • Во-вторых, они часто не могут в нужный момент вспомнить что-то нужное и забыть что-то ненужное, избавиться от навязчивых воспоминаний.
  • В-третьих, мы забываем источники информации.
  • В-четвертых, наши воспоминания – это сплав, где перепутаны события прошлого и то, что мы думаем об этих событиях сейчас.
  • В-пятых, наши воспоминания схематичны и скудны на детали.

Сколько было бунтовщиков

В современной науке один из главных исследователей памяти – американский психолог Элизабет Лофтус. В экспериментах она доказала, что наводящие вопросы экзаменатора могут влиять на воспоминания испытуемых.

Она провела эксперимент, в котором 40 испытуемым показывали ролик, где восемь студентов-бунтовщиков громили университетскую аудиторию. После просмотра видео испытуемых разделили на две группы.

Первую группу спросили: “Был ли лидер четырех бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?”.

Вопрос для второй группы звучал так: “Был ли лидер 12 бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?”.

ТАСС/Zuma Calvelo

Спустя неделю испытуемых снова опросили. Ученые выяснили, что в группе, где в наводящем вопросе анкеты шла речь о четырех бунтовщиках люди говорили, что видели в среднем 6,4 бунтовщика на видео. В группе с наводящим вопросом о 12 бунтовщиках испытуемые в среднем говорили, что видели 8,85 бунтовщика. Напомним, всего было восемь.

Так, ученые доказали, что наводящие вопросы и свидетельства других очевидцев событий могут искажать наши воспоминания.

Потерялся в магазине

Кроме того, Лофтус доказала, что память можно не только изменить с помощью наводящих вопросов, но и вообще в сознание человека можно легко внедрить ложное воспоминание.

Первый эксперимент на эту тему проводился еще в 1995 году. Испытуемым рассказывали истории, которые как будто бы случились с ними в раннем детстве, а потом просили их рассказать подробности этих воспоминаний.

m24.ru/Юлия Иванко

Участники эксперимента верили в то, что информация достоверна и получена психологами от членов их семей, тогда как в действительности это были “псевдособытия”, которые никогда с ними не случались.

В исследовании около 25 процентов испытуемых удалось убедить, частично или полностью, что в возрасте 5–6 лет они надолго потерялись в большом супермаркете, были весьма напуганы и, в конце концов, спасены кем-то из взрослых и возвращены родителям. Причем многие испытуемые потом дополняли свои “воспоминания” красочными подробностями. Феномен был назван “потерялся в магазине”.

Верим в хорошее

Психологов настолько вдохновили эксперименты Лофтус по внедрению ложных воспоминаний, что потом они стали повторять эти исследования снова и снова. В чем только не убеждали людей.

Например, что в детстве испытуемые попали в больницу во время семейного праздника, или что они чуть не утонули в озере и спасатели их еле вытащили из воды, или что на них напало бешеное животное и покусало их, или что они лично встречали Багза Банни в Диснейленде (чего не могло быть, так как это персонаж студии Warner Brothers).

Исследования показали, что в среднем каждый третий (30 процентов) присваивает себе ложные воспоминания, начинает верить в них и даже дополняет их выдуманными деталями и эмоциональным отношением.

m24.ru/Александр Авилов

Эксперименты также показали, что мы больше склонны присваивать позитивные ложные воспоминания, чем негативные. В то, что человек в детстве летал с родителями на воздушном шаре, поверили 50 процентов испытуемых. В то, что в детстве они проходили неприятный ректальный осмотр с применением клизмы, удалось убедить не многих.

Здесь помню, здесь не помню

Ученые выяснили, что в стрессовой ситуации память подводит. Например, очевидцы преступлений обычно не могут вспомнить, как выглядел преступник, в чем он был одет, куда побежал. Но зато помнят четко какую-нибудь мелкую и неожиданную деталь, например, марку пистолета, из которого стрелял преступник. Феномен был назван “фокусировка на оружии”.

Выявленные ошибки памяти поставили под вопрос достоверность свидетельских показаний при раскрытии преступлений.

Вся жизнь перед глазами

Как отмечают исследователи, память нам нужна, чтобы ориентироваться в жизни, принимать верные решения и хорошо адаптироваться к обстоятельствам. Именно поэтому мы лучше помним то, что используем в повседневной жизни и забываем то, что нам не пригодилось, например, школьную программу по алгебре.

В стрессовой ситуации многие люди говорят, что помнят, как у них “вся жизнь промелькнула перед глазами”.

Профессор МГУ Вероника Нуркова в научной статье “Проблема неточности воспоминаний в перспективе многокомпонентной модели памяти” объясняет этот феномен тем, что в ситуации угрозы жизни наша память не знает, какая именно информация нам сейчас нужна, чтобы выжить.

Поэтому память подгружает в наше сознание сразу серию жизненно-значимых событий, которые с нами происходили из долговременной памяти. Это нужно, чтобы мы смогли опереться на свой жизненный опыт, сориентироваться в ситуации, принять верное решение и спасти свою жизнь.

Мы перекраиваем свою память

Получается интересная закономерность. С одной стороны, память влияет на нашу жизнь, мы принимаем решения опираясь на нее и наше представление о себе зависит от наших воспоминаний. С другой стороны, память определяется настоящим, а не прошлым. Все, что мы помним, зависит от того, что с нами происходит сейчас.

m24.ru/Александр Авилов

“Память человека – не просто собрание всего, что с ним происходило в течение жизни, это нечто большее: воспоминания – это еще и то, что человек думал, что ему говорили, во что он верил, – утверждает Элизабет Лофтус.

– Наша сущность определяется нашей памятью, но нашу память определяет то, что мы из себя представляем и во что склонны верить.

Создается впечатление, что мы перекраиваем свою память и становимся воплощением собственных фантазий”.

Источник: https://www.m24.ru/articles/nauka/23032016/100452

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.