Развитие хирургии в средние века амбруаз паре. Из истории медицины

Амбруаз Паре: Самый замечательный хирург Средневековья француз Амбруаз Паре

Развитие хирургии в средние века амбруаз паре. Из истории медицины
Самый замечательный хирург Средневековья француз Амбруаз Паре (1510-1590) родился в пригороде Лаваля (департамент Майн, между Нормандией и Луарой), в семье бедного сундучного мастера. С детства он отличался любознательностью, ловкостью и прилежанием, проявлял сострадание к ближним.

Родители решили дать ему профессию, которая, по их понятиям, позволила бы жить безбедно. Так он попал в обучение к цирюльнику, практиковавшему в небольшом городке Анжере. Ставшему учеником Амбруазу приходилось с утра до вечера заниматься разными подсобными делами и многим другим, не имевшим никакого отношения к будущей профессии.

Однако учение все-таки пошло на пользу: освоив способы стрижки и бритья, он увлекся самым интересным в ремесле средне- векового цирюльника – хирургией. Особенно увлекательными ста- ли для него занятия в низшей медицинской школе в Париже, куда он приехал из провинциального Анжера.

На способного, подававшего надежды юного цирюльника обратили внимание. Его взяли подмастерьем-цирюльником в крупнейшую парижскую больницу Отель-Дье (Hotel-Dieu), где он проработал три года, с 1533 по 1536 г., и мало-помалу освоил многие оперативные вмешательства, стал искусным хирургом.

Еще три года своей жизни он посвятил военной хирургии – в 1536-1539 гг. служил в армии как цирюльник- хирург. Именно здесь он стал отличным мастером своего дела и проявил себя как вдумчивый и изобретательный врач. Наконец, в 1539 г. Паре сдал экзамен на звание «мастер цирюльник-хирург».

Продолжая хирургическую практику в войсках, он участвовал во многих походах во время проходивших тогда религиозных войн. Одновременно он находил время заниматься анатомией и немало преуспел в этой науке.

Авторитет и известность Амбруаза Паре возрастали, и в 1554 г. он стал хирургом братства святого Козьмы.

Его талант и мастерство получили признание: в 1563 г. он становится главным хирургом больницы Отель-Дье, той самой парижской больницы, где он начинал свою хирургическую деятельность. Приходит признание и от королевского двора: Паре получает титул «первого хирурга и акушера короля».

Вклад Паре в хирургию настолько велик, что его не без основания считают одним из основоположников этой специальности.

Именно Паре первым предложил рациональный метод лечения огнестрельных ран («ран, причиненных мушкетными пулями»), которые считались тогда отравленными.

Доказав, что это не так, он отверг варварское прижигание их раскаленным железом или заливание кипящим маслом, заменив эти пыточные средства гораздо более гуманными и эффективными.

Паре пришлось столкнуться и с другими методами лечения ран, применявшимися тогда хирургами. Так, сам он писал впоследствии о том, что в 1553 г., во время одной из войн, большинство раненых солдат обращалось за помощью не к нему, а к другому хирургу, который лечил раны водой, которую предварительно «заговаривал».

В Средневековье это был довольно распространенный способ лечения (не потому ли о нем вспомнили недобросовестные и неграмотные «целители» в конце ХХ в.?).

Паре тоже использовал чистую воду при лечении ран, но, что делает ему честь, решительно порицал всякие заговоры и заклинания, считая их и бесполезными, и «совершенно чуждыми христианскому духу».

Правда, нельзя не сказать, что необходимым условием заживления ран Паре, как и большинство тогдашних хирургов, считал нагноение, которое должно было очистить рану, удалить из нее все погибшие части, и затем уже образовавшийся дефект восполняла рубцовая ткань. В этом Паре разделял взгляды своих коллег.

В другом медицинском вопросе – распространенной в то время, ампутации конечностей, Паре в отличие от своих современников, хирургов и врачей сформулировал новое и очень важное требование: ампутировать в пределах здоровых тканей и обязательно производить при этом перевязку больших сосудов вместо кровоостанавливающих средств и варварского прижигания раскаленным железом. Вначале, правда, он сам использовал такие методы. Однако затем клинический опыт убедил его в необходимости производить перевязку сосудов. Он захватывал кровеносный сосуд пинцетом, вытягивал его наружу и затем перевязывал льняною нитью, вдетой в предложенную им же особую кривую трехгранную иглу. Если перевязка оказывалась неудачной и кровотечение возобновлялось, он вторично накладывал лигатуру, захватывая при этом и окружающие ткани.

Словом, именно Паре усовершенствовал и, по сути, внедрил метод перевязки сосудов нитью вместо широко применявшегося перекручивания и прижигания (хотя его современники и даже некоторые ученики далеко не сразу признали это нововведение).

Он предложил использовать двойную лигатуру сосудов не только при ампутациях, но и при аневризмах.

Характерно также, что Паре настаивал на необходимости щадить артериальную стенку при лигатуре: сосуд в этих случаях перевязывали вместе с окружающими тканями на матерчатом валике.

Паре был первым, кто описал перелом шейки бедра. Одним из первых он обратил внимание на необходимость предупреждения чрезвычайно частого тогда гноекровия (сепсиса). Его важная заслуга перед хирургией состоит еще и в том, что он разработал и успешно применял ряд новых оперативных вмешательств.

Так, он первым произвел резекцию локтевого сустава. Он описал операции камнесечения (хотя сам и не производил этого вмешательства) и катаракты.

Ему принадлежит усовершенствование техники трепанации черепа и самого трепана – инструмента для этой операции, установление рациональных показаний и противопоказаний к этой операции.

Паре предложил использовать застойную гиперемию в случаях замедленного образования костной мозоли при переломах трубчатых костей. Он доказал нерациональность производившейся тогда «попутной» кастрации при грыже сечениях.

Ему принадлежит идея создания ряда ортопедических аппаратов, среди которых были протезы верхних и нижних конечностей, жестяные корсеты, корригирующая обувь и многое другое. Он разработал также новые хирургические инструменты.

Все свои сочинения Паре писал на французском языке, а не на латыни, принятом тогда языке науки.

После выхода в свет трудов Паре медицинский факультет Парижского университета, относившийся к бывшему цирюльнику с плохо скрываемой ненавистью, выдвинул против него, среди прочих, и такие обвинения, что его труды написаны на французском языке, а не на латыни, что в них употребляются постыдные слова для обозначения частей половых органов, что автор использовал яды – сурьму, серу, ртуть и применял метод перевязки сосудов вместо древнего способа прижигания. Однако попытка Парижского медицинского факультета дискредитировать Амбруаза Паре не удалась, впоследствии факультет вынужден был признать его выдающимся специалистом по хирургии.

Конечно, далеко не все средневековые хирурги были такими, как Амбруаз Паре – высококвалифицированными специалистами и уж тем более учеными.

Деятельность подавляющего большин- ства хирургов тех времен носила хотя и эмпирический, но сугубо практический характер, что разительно отличало их от дипломиро- ванных врачей-схоластов, блистательно высмеянных Мольером в комедиях «Мнимый больной» и «Врач поневоле». Однако хирурги

находились в абсолютной зависимости от дипломированных врачей.

Во Франции, например, они не имели права заниматься своей деятельностью, не принеся предварительно следующей клятвы: «Поклянитесь, что вы будете повиноваться декану факультета во всех пристойных и честных делах и что вы будете оказывать почет и уважение всем докторам того же факультета, как то обязаны делать ученики».

Да, хирурги вынуждены были подчиняться докторам- схоластам, а цехи хирургов – университетам, и это отрицательно сказывалось на развитии хирургической науки и практики. Даже в XVII в. свои операции хирурги производили под строгим наблюдением и руководством «истинных врачей» (medicum purum), декана медицинского факультета или докторов с университетским образованием.

Закон есть закон: во времена Средневековья во многих странах Западной Европы было принято, что при проведении операций хирурги обязаны были для советов и руководства приглашать «истинных врачей», которые мало что смыслили в хирургии и оставались простыми зрителями, хотя и получали за свое присутствие на операции солидный гонорар.

За соблюдением этого законоположения следили очень строго, и относилось это не только к операциям у живых людей, но и к анатомическим вскрытиям. Так, когда в 1490 г.

в Падуе был построен первый анатомический театр и начались вскрытия трупов, секцию производили хирурги, а про- фессора медицины, никогда не державшие в руках хирургический нож, даже близко не подходили к секционному столу. Увы, таков был закон…

Средневековая хирургия и жизненно необходимая ей анатомия с огромным трудом «продирались» сквозь невообразимо глупые законы и нелепые запреты того времени. Требовались, например, папские буллы, соизволения высших административных инстанций, чтобы вскрывать трупы. В 1566 г.

университет в Саламанке всерьез обсуждал запрос Карла V: «Подобает ли христианам- католикам вскрывать человеческие трупы?» К счастью для науки, университет дал либеральный ответ, подчеркнув, что, по мнению врачей, вскрытие трупов является непременным условием для раз- вития медицинской науки.

И все же, несмотря на всевозможные препятствия, хирургия продолжала прогрессировать, чему не в последнюю очередь способствовали многочисленные войны, сопровождавшиеся немалыми потерями от холодного, а затем, еще большими, от огнестрельного оружия. Хирургов требовалось все больше, индивидуальное ученичество уже не справлялось с их под- готовкой. В XIII в.

во Франции был открыт Сент-Комский колледж хирургов – его основал Жан Питар (1228-1315), лейб-медик короля Людовика Святого, которого он сопровождал в Иерусалим. Вслед за ним были открыты и другие школы, и эти учеб- ные заведения довольно быстро приобрели хорошую репутацию.

В Сент-Комском колледже, например, преподавали как теорию, так и практику хирургического искусства, колледж был и учебным заведением, и научным центром. Именно знаменитый Сент- Комский колледж предложил в 1554 г.

прославленному Амбруазу Паре, входившему в цех хирургов, защитить диссертацию на французском языке, а затем признал его ученым хирургом высшего разряда. Однако медицинский факультет Парижского университета («истинные врачи») опротестовал решение колледжа, причем даже сам Амбруаз Паре, который был тогда придворным хирургом и акушером, не смог добиться отмены этого протеста.

Истинные врачи» из Парижского университета – завистливые бездарности, чьи имена давно и без следа стерло время, не смогли или не захотели по достоинству оценить своего великого современника, одного из корифеев средневековой хирургии. Однако от этого, конечно же, слава Амбруаза Паре не померкла: он по праву вошел в историю медицины и хирургии.

* * *

Итак, чем же все-таки являлась хирургия Средневековья? Каков ее вклад в развитие медицины? Представляя собой логическое продолжение хирургии древних цивилизаций, прежде всего античной цивилизации, хирургия Средневековья восприняла многое из той сокровищницы знаний, которую оставили человечеству Гиппократ, Цельс, Гален.

Средневековые хирурги добились определенного прогресса в лечении ран, особенно такой новой патологии, как огнестрельные раны, а также кровотечений. Проводились радикальное лечение грыж, камнесечение, трепанация черепа. Возродились требовавшие ювелирного мастерства операции пластической, а также глазной хирургии.

Правда, отрицательную роль сыграло то обстоятельство, что хирургия, находившаяся в древности в компетенции наиболее образованных, сведущих в медицине

врачей, в Средние века во многом из-за церковных запретов почти полностью перешла в руки ремесленников, зачастую неграмотных или полуграмотных. Впрочем, эмпирические наблюдения и родившиеся из практического опыта рациональные советы и рекомендации лучших из профессионалов-хирургов во многом компенсировали их отрыв от тогдашней науки.

Эпоха Возрождения со всей силой указала на значение опытного знания в процессе поиска научной истины.

Развитие естествознания и медицины, прогресс анатомии и физиологии позитивно влияли на медицинскую практику, способствовали, в частности, появлению перспективных научных подходов к хирургической деятельности, к оперативным методам лечения.

Все более очевидной становилась совершенная неестественность и пагубность разделения медицины и хирургии, противостояния врачей и хирургов.

Источник: https://xn--80ahc0abogjs.com/istoriya-meditsinyi_751/ambruaz-pare.html

Вклад Амбруаза Паре в историю медицины

Развитие хирургии в средние века амбруаз паре. Из истории медицины

Одним из первых французских хирургов, получивших широкую известность и обративших внимание на положение хирургов, был Амбруаз Паре, который занимает такое же место в истории хирургии, как Везалий в истории анатомии.

Амбруаз Паре родился в 1516 году в городке Ловаль Майенского департамента в семье бедных крестьян. Он рос тихим, угрюмым мальчиком и, казалось, интереса ни к чему не проявлял.

Волею обстоятельств по соседству жил цирюльник Виоло, который также хорошо резал тела больных людей, как и стриг их волосы.

Сначала Паре изучал хирургию у Виоло, а по достижении 17 лет продолжил в самой старой парижской больнице Отель-Дье, основанной в 651 году н.э. при монастыре. Официальным годом основания считается 660 год.

С XII по XVIII век она реконструировалась и достраивалась, а в 1878 году, когда в Париже проходил конгресс психиатров и первый Международный антиалкогольный конгресс, она приобрела современный вид.

Пройдя в Отель-Дье двухгодичную школу хирургов, Паре, в возрасте девятнадцати лет, получает звание хирурга и отправляется добровольцем на театр военных действий.

Во время войн 1536-1569 годов. Паре находился при войсках Монтежо (Montejeau), затем Роана (Rohan) в качестве полевого хирурга. С 1552 года состоял лейб-хирургом при дворе Генриха II, Франциска II, Карла IX, Генриха III и пользовался огромным влиянием.

Последнее находит свое подтверждение в драматическом эпизоде, когда 24 августа 1572 во время Варфоломеевской ночи он спасся только благодаря тому, что Карл IX спрятал его в своей комнате. В противном случае как гугенота его ждала бы неминуемая гибель.

Перечень достижений Паре, имевших решительное влияние на дальнейшее развитие хирургии, достаточно большой, чтобы мы могли здесь его привести. Он разработал методы лечения огнестрельных ранений; ввел мазевую повязку вместо прижигания ран раскаленным железом или маслом, перевязку (лигатура) крупных сосудов при кровотечениях, операциях и ампутации.

Рассказывают случай, когда ему удалось определить безболезненный и более эффективный метод лечения огнестрельных ран. Пулевые ранения плохо поддавались лечению, во многих случаях раны становились источником гангренозного заражения крови, причину которого видели в отравлении пороховой сажей.

Лучшим средством против этого яда считалось кипящее масло, которое цирюльники старались как можно глубже влить в рану. Поэтому у палатки военного хирурга всегда горел костер, на котором висел котелок с кипящим маслом. Вполне понятно, что эту же систему лечения огнестрельных ран применял и Паре.

После одной битвы Итальянской кампании, в 1537 году, где было много раненых, у Паре кончилось кипящее масло, обычно применяемое им для прижигания огнестрельных ран. Приписывая этот недостаток своей непредусмотрительности, Паре сильно переживал.

Каково же было его удивление, когда оказалось, что у раненых, пользованных «по всем правилам хирургического искусства», заживление протекало гораздо медленнее, чем у тех, кто не подвергался прижиганиям маслом, кому он сделал простую перевязку, как при обыкновенных, не пулевых ранениях.

Кроме того, раны, не залитые кипящим маслом, выглядели лучше, они не так сильно покраснели и опухли, боли у раненых были меньше, и они более или менее спокойно провели ночь. паре хирург лечение перевязка

Обратив на это внимание, он решил применить вместо кипящего масла пищеварительное средство из желтка, розового масла и скипидара.

Вскоре его ждало приятное удивление: раны раненых, леченных этим средством, не только не воспалялись, как это имело место при ожогах кипящим маслом, а наоборот, успешно заживлялись.

С тех пор он решил никогда более не прижигать огнестрельные раны, а применять мазевые повязки. Впервые Паре опубликовал свой способ лечения ран в 1545 году, когда ему было 35 лет.

Примечательно, что Паре был в медицине самоучкой, не получил не только общего системного образования, но и специального медицинского. Однако это не помешало ему сыграть значительную роль в превращении хирургии из ремесла в научную медицинскую дисциплину.

Другое крупнейшее достижение Паре — это применение перевязки кровеносных сосудов во время операции. Хирурги его времени умели кое-как приостанавливать небольшие кровотечения; они прижимали рану губкой или сухим куском полотна, иногда пропитанного каким-нибудь целебным средством.

Но при сильном кровотечении, особенно во время ампутации конечностей, способ этот не давал нужных результатов. Заметив, что кровь свертывается при высокой температуре, хирурги стали применять для операций раскаленные докрасна ножи, а позже ввели даже специальный инструмент для прижигания ран.

Богатые люди такие инструменты делали из серебра или золота, но это помогало не всегда, и многие операции кончались смертью пациента, вызванной потерей крови.

Какой-то неизвестный хирург внедрил в практику систему погружения культи непосредственно после ампутации в кипящую смолу. Эта варварская процедура сразу же прекращала кровотечение, но далеко не всякий человек мог вынести болевой шок.

Поэтому вместо нее стали перевязывать оперируемую конечность несколько выше будущего места операции.

Во время операции это прекращало кровотечение, но стоило только снять жгут, как кровотечение возобновлялось, и пациенты погибали; в случае удачи и приостановки кровотечения послеоперационная рана заживала с трудом, потому что происходило омертвение зажатого участка конечности.

Амбруаз Паре применил новый способ. Он надрезал кожу несколько выше места операции, обнажал крупные кровеносные сосуды и перевязывал ниткой. Во время операции кровоточили только мелкие сосуды, которые Паре подвязывал во время самой операции. Знаменитая нить Паре произвела переворот в операционной технике, избавила пациентов от большой кровопотери и применяется в наши дни.

Последующий 45-летний период, отпущенный ему Всевышним, Амбруаз Паре верой и правдой служил медицине.

В 1552 году он возобновил применение перевязки сосудов при ампутации, улучшил методику ампутаций конечностей, описал перелом шейки бедра; предложил ряд сложных ортопедических аппаратов (искусственные конечности, суставы и др.), разработал способ лечения переломов.

Самому Паре пришлось быть жертвой перелома «обеих костей левой ноги на четыре пальца выше сустава стопы» в 1561 году. Впрочем, это не помешало ему позже совершить поход почти по всей Франции во время религиозных войн.

Хирург Паре — автор труда по трепанации черепа. Он подробно разработал методику трепанации черепа при некоторых мозговых страданиях (абсцессы), изложенных в специальных трактатах в 1562 году. В его трудах впервые описываются фантомные боли: «Больные долгое время после ампутаций говорят, что еще чувствуют боль в мертвых и ампутированных частях, и жалуются на это».

Амбруаз Паре занимался также женскими болезнями. Ему принадлежат работы в области акушерства, в частности им восстановлен забытый в течение многих веков «поворот на ножку».

Он описал много случаев истерических расстройств и вылечил многих больных. Однако предлагаемое им лечение истерии было абсурдным.

Достаточно сказать, что лечебная тактика Паре была бесцеремонной и грубой, например, пиявки на шейку матки или волочение по земле за волосы.

Несмотря на свою известность, Паре оставался скромным, что видно из его любимой поговорки: «Je le pansay et Dieu le guarist — Я его перевязал, а Бог вылечил». Ушел из жизни великий хирург Амбруаз Паре 20 декабря 1550 года.

Источник: https://studwood.ru/1927913/meditsina/vklad_ambruaza_pare_v_istoriyu_meditsiny

Из истории медицины. Жизнь замечательных врачей. Амбруаз Паре

Развитие хирургии в средние века амбруаз паре. Из истории медицины

«Глупо было бы отнимать жизнь у протестанта, который может спасти жизнь многим католикам», – так оправдывал Карл IX спасение своего хирурга Амбруаза Паре в Варфоломеевскую ночь (24 августа 1572 года).

Среди ночи королевский гонец примчался к Паре с призывом безотлагательно явиться к королю. Карл IX собственноручно укрыл хирурга в гардеробной королевского дворца, указав сидеть тихо.

Всю ночь Амбруаз Паре терялся в ужасных догадках о происходившем на улицах по крикам, звукам выстрелов и отчаянному колокольному звону, сопровождавшему жестокую резню гугенотов католиками.

Рожденный в 1510 года, Амбруаз Паре был прилежным и тихим ребенком. Его небогатые родители решили дать сыну «надежную» профессию, которая обеспечит юношу на всю жизнь. Так, еще отроком, он попал в подмастерья к цирюльнику.

В то время цирюльники были по совместительству хирургами, поскольку Латеранский собор, созванный в 1215 году, запретил духовенству заниматься хирургией. Таким образом, врачи были отнесены к высшему сословию, а хирурги принадлежали низшей касте.

Хирурги не имели права голоса в таких решениях, как проведение операции или назначение внутрь лекарств, всё решал врач, под присмотром которого проходили любые вмешательства и назначения.

Итак, Амбруаз Паре, поступив в обучение к цирюльнику, обучился и хирургической специальности. Классического медицинского образования в университете он не получил, постигая врачебную науку собственным прилежанием, усердием и устремленностью.

Поступив в низшую медицинскую школу в Париже и увлеченно занимаясь, он обратил на себя внимание, и его взяли подмастерьем-цирюльником в известную парижскую больницу «Божий приют» Отель Дьё (Hotel-Dieu).

Там, за недолгое время, он освоил оперативные вмешательства и стал виртуозным хирургом.

Еще несколько лет Паре прослужил в армии военным хирургом, где проявил свои лучшие врачебные качества. Сдав экзамен на «мастера цирюльника-хирурга», он остался в войсках и участвовал в нескольких военных походах.

Немалое время уделяя изучению анатомии и преуспев в этой науке, вернулся в парижскую больницу, где он начинал свой путь, уже в качестве главного хирурга.

Его имя становится широко известным, и вскоре сам король приглашает его на должность личного королевского хирурга.

Амбруаза Паре по праву называют основоположником хирургии. Его вклад трудно переоценить. Он был новатором в методе обработки пулевых ранений.

До него раны заливали кипящим маслом, а ампутированные конечности окунали в кипящую смолу для обеззараживания и остановки кровотечения. Больные испытывали страшные мучения и часто умирали от болевого шока или инфицирования ран.

Амбруаз Паре начал делать повязки, пропитанные смесью яичных желтков, розового и терпентинного масла (по другим данным – скипидаром). Результат был положительный, больные не мучились, и скоро прижигания ран каленым железом и расплавленным масло стали применять все реже.

В 1545 году он издал книгу об огнестрельных ранениях, в которой доказывал, что они относятся к разряду ушибленных, а не отравленных пороховым веществом, как считалось раньше.

Кроме обеззараживания ран, великий врач открыл метод лигатуры – перевязки сосудов во время операций или ампутаций. Пинцетом сосуд вытягивался наружу и перевязывался льняной нитью при помощи особой иглы.

При повторном кровотечении сосуд перевязывался вместе с окружающими тканями, а для сохранения артериальной стенки использовался матерчатый валик.

Мелкие кровеносные сосуды Паре подвязывал непосредственно во время операции.

Паре совершил много открытий в ортопедии, разработав сложные ортопедические аппараты, искусственные конечности и методы вправления переломов. Именно он первым в медицине описал перелом шейки бедра.

Пострадав сам от перелома «обеих костей левой ноги на 4 см выше сустава стопы», он полностью восстановил функциональность ноги и прошел в военных походах всю Францию. Среди заслуг великого врача стоит также упомянуть усовершенствование многих хирургических инструментов и изобретения новых.

Он также занимался лечением женских болезней, а в акушерстве вернул из забытья «поворот на ножку», что спасало жизни и рожениц и младенцев.

Врачи с университетским образованием не могли не заметить набирающего известность и славу скромного провинциального хирурга. Делая упор на его необразованность, они высмеивали печатные работы самоучки, написанные на французском языке вместо общепринятой в медицине того времени латыни.

Его коллеги по цеху возмущались грубостью описаний на французском языке и вульгарностью названий интимных мест. Тогда считалось кощунством использовать в «возвышенной» медицине простой язык. К тому же, это было посягательством на авторитет древних врачей и неуважением традиций. Естественным образом против Амбруаза ополчились университетские умы.

А его приверженность протестантизму только усугубляла положение. Посыпались обвинения в чернокнижии.

Надо отметить, что разделение врачей и хирургов ни в коем случае не свидетельствует о необразованности последних. Напротив, практикующие хирурги зачастую были более образованны и напитаны знаниями, нежели их университетские коллеги-теоретики.

Как ни странно, но именно успехи Паре на врачебном поприще позволили назревающему конфликту сойти на нет. В конце концов, вклад Амбруаза в медицину был признан и оценен даже университетскими скептиками и недоброжелателями.

Распространившаяся слава сделала его королевским хирургом.

Амбруазу обязаны Генрих II, из которого он извлек остаток копья Монтгомери, а также герцог де Гиз, из головы которого он доставал копье, адмирал Де Колиньи, которого он оперировал накануне Варфоломеевской ночи.

Наряду со службой в королевском дворце, Амбруаз продолжал принимать пациентов из народа в больнице Отель Дьё, где он когда-то начинал свой путь. В народе отмечали его скромность. Когда вмешательство проходило удачно, он приговаривал: «Я его перевязал, а исцелил Господь».

Амбруаз во многом шел наперекор устоям и традициям. Но именно его практический опыт и страсть к познаниям, профессиональная любознательность и пытливый ум открыли дорогу к научным методам Нового времени, оставив позади средневековые предубеждения и схоластические домыслы.

Источник: https://medgel.ru/article/1000286/

Развитие хирургии в средневековой Европе

Развитие хирургии в средние века амбруаз паре. Из истории медицины

В средние века в Западной Европе существовало разграничение между врачами, которые получали медицинское образование в университетах и занимались только лечением внутренних болезней, и хирургами, которые научного образования не имели, врачами не считались и в сословие врачей не допускались.

Согласно цеховой организации средневекового города, хирурги считались ремесленниками и объединялись в свои профессиональные корпорации. Так, например, в Париже, где антагонизм между врачами и хирургами выразился наиболее ярко, хирурги объединились в “Братство св.

Косьмы”, в то время как врачи входили в медицинскую корпорацию при Парижском университете и очень ревностно оберегали свои права и интересы.

Между врачами и хирургами шла неустанная борьба. Врачи представляли официальную медицину того времени, которая все еще продолжала следовать слепому заучиванию текстов и за словесными диспутами была еще далека от клинических наблюдений и понимания процессов, происходящих в здоровом или больном организме.

Ремесленники-хирурги, напротив, имели богатый практический опыт. Их профессия требовала конкретных знаний и энергичных действий при лечении переломов и вывихов, извлечении инородных тел или лечении раненых на полях сражений во время многочисленных войн и крестовых походов.

“длинно-” и “короткополые” хирурги

Среди хирургов существовала профессиональная градация. Более высокое положение занимали так называемые” “длиннополые” хирурги, которые отличались своей длинной одеждой.

Они имели право выполнять наиболее сложные операции, например камнесечение или грыжесечение.

Хирурги второй категории (“короткополые”) были в основном цирюльниками и занимались “малой” хирургией: кровопусканием, удалением зубов и т. п.

Самое низкое положение занимали представители третьей категории хирургов — банщики, которые выполняли простейшие манипуляции, например снятие мозолей. Между различными категориями хирургов также велась постоянная борьба.

Официальная медицина упорно сопротивлялась признанию равноправия хирургов: им запрещалось переступать границы своего ремесла, выполнять врачебные манипуляции и выписывать рецепты.В университеты хирурги не допускались. Обучение хирургии происходило внутри цеха сначала на принципах ученичества. Затем стали открываться хирургические школы.

Репутация их росла, и в 1731 г., уже в период новой истории, в Париже, несмотря на отчаянное сопротивление медицинского факультета Парижского университета, решением короля была открыта первая хирургическая академия.

В 1743 г. она была приравнена к медицинскому факультету. В конце XVIII в., когда в результате французской буржуазной революции был закрыт реакционный Парижский университет, именно хирургические школы стали той основой, на которой создавались высшие медицинские школы нового типа.

Так завершилась в Западной Европе многовековая борьба между схоластической медициной и новаторской хирургией, выросшей из практического опыта.

Хирургия Западной Европы не имела научных методов обезболивания до середины XIX в., все операции в средние века причиняли жесточайшие мучения пациентам. Не было еще и правильных представлений о раневой инфекции и методах обеззараживания ран. Поэтому большинство операций в средневековой Европе (до 90%) заканчивалось гибелью больного в результате сепсиса.

С появлением огнестрельного оружия в Европе в XIV в. характер ранений сильно изменился: увеличилась открытая раневая поверхность (особенно при артиллерийских ранениях), усилилось нагноение ран, участились общие осложнения.

Все это стали связывать с проникновением в организм раненого “порохового яда”.

Об этом писал итальянский хирург Иоханнес де Виго (Vigo, Johannes de, 1450—1545) в своей книге “Искусство хирургии” (“Arte Chirurgica”, 1514), которая выдержала более 50 изданий в различных языках мира.

Де Виго полагал, что наилучшим способом лечения огнестрельных ран является уничтожение остатков пороха путем прижигания раневой поверхности раскаленным железом или кипящим составом смолистых веществ (во избежание распространения “порохового яда” по всему организму). При отсутствии обезболивания такой жестокий способ обработки ран причинял гораздо больше мучений, чем само ранение.

Амбруаз Паре и переворот в средневековой хирургии

Переворот этих и многих других устоявшихся представлений в хирургии связан с именем французского хирурга и акушера Амбруаза Паре (Pare, Ambroise, 1510—1590).
Врачебного образования он не имел. Хирургии обучался в парижской больнице Hoteluieu, где был подмастерьем-цирюльником. В 1536 г. А.Паре начал службу в армии в качестве цирюльника-хирурга.

Первый труд А. Паре по военной хирургии “Способ лечить огнестрельные раны, а также раны, нанесенные стрелами, копьями и др.” вышел в свет в 1545 г. на разговорном французском языке (латинского языка он не знал) и уже в 1552 г. был переиздан.

В 1549 г. Паре опубликовал “Руководство по извлечению младенцев, как живых, так и мертвых, из чрева матери”. Являясь одним из известнейших хирургов своего времени, Амбруаз Паре был первым хирургом и акушером при дворе королей Генриха VI, Франциска II, Карла IX, Генриха III и главным хирургом “Отеля дьё”, где он некогда учился хирургическому ремеслу.

Выдающейся заслугой Паре является его вклад в учение о лечении огнестрельных ранений.В 1536 г. во время похода в Северную Италию молодому армейскому цирюльнику Амбруазу Паре не хватило горячих смолистых веществ, которыми надлежало заливать раны.Не имея ничего другого под рукой, он приложил к ранам дигестив из яичного желтка, розового и терпентивного масел и прикрыл их чистыми повязками.

“Всю ночь я не мог уснуть,—записал Паре в своем дневнике,— я опасался застать своих раненых, которых я не прижег, умершими от отравления. К своему изумлению, рано утром я застал этих раненых бодрыми, хорошо выспавшимися, с ранами невоспаленными и неприпухшими.

В то же время других, раны которых были залиты кипящим маслом, я нашел лихорадящими, с сильными болями и с припухшими краями ран. Тогда я решил никогда больше так жестоко не прижигать несчастных раненых”.
Так было положено начало новому, гуманному методу лечения ран.

В то же время наряду с блестящими трудами по ортопедии, хирургии, акушерству Паре написал сочинение “Об уродах и чудовищах”, в котором привел множество средневековых легенд о существовании людей-зверей, людей-рыб, морских дьяволов и т.п. Это свидетельствует о противоречиях во взглядах выдающихся деятелей сложнейшей переходной эпохи Возрождения.

Деятельность Амбруаза Паре во многом определила становление хирургии как науки и способствовала превращению ремесленника-хирурга в полноправного врача-специалиста. Связанное с его именем преобразование хирургии было продолжено его многочисленными последователями й продолжателями в разных странах.

Компиляция по книге: Т.С. Сорокина, “История Медицины”

Источник: https://ageiron.ru/byit-proshlogo/razvitie-hirurgii-v-srednevekovoy-evrope

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.