Николай Сиротинин – один против колонны немецких танков. И один в поле воин

Подвиг Сиротина Н. В

Николай Сиротинин - один против колонны немецких танков. И один в поле воин

В годы Великой Отечественной о невероятном подвиге простого русского солдата Кольки Сиротинина так же как и о самом герое известно было не так много. О подвиге двадцатилетнего артиллериста, возможно, никто никогда бы и не узнал. Если бы не один случай.

Летом 1942 года, под Тулой погиб офицер 4-й танковой дивизии вермахта Фридрих Фенфельд. Советские солдаты обнаружили его дневник. Из его страниц и стали известны некоторые подробности того самого последнего боя старшего сержанта Сиротинина.

Шел 25-­й день войны…

Летом 1941 года к белорусскому городу Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия группы Гудериана – одного из самых талантливых немецких генералов. Части 13-й Советской Армии были вынуждены отступать. Для прикрытия отхода артиллерийской батареи 55-го стрелкового полка командир оставил артиллериста Николая Сиротинина с орудием.

Сиротинин занял позицию в поле близ деревни Сокольничи. Пушка тонула в высокой ржи. Рядом ни одного приметного ориентира для противника. Зато отсюда хорошо просматривались шоссе и река.

Утром 17 июля на шоссе показалась колонна из 59 танков и бронемашин с пехотой. Когда головной танк вышел на мост, грянул первый – удачный – выстрел. Вторым снарядом Сиротинин поджег бронетранспортер в хвосте колонны, тем самым создав пробку на дороге. Николай стрелял и стрелял, вышибая машину за машиной.

Сиротинин воевал в одиночку, сам и наводчик, и заряжающий. У него в боекомплекте было 60 снарядов и 76-миллиметровая пушка – отличное оружие против танков. И он принял решение: продолжать сражение, пока не закончатся боеприпасы.

Фашисты в панике бросались на землю, не понимая, откуда идет стрельба. Орудия били наугад, по площадям. Ведь накануне их разведка так и не смогла обнаружить в окрестностях советскую артиллерию, и дивизия продвигалась без особых предосторожностей.

 Немцы предприняли попытку расчистить затор, стащив подбитый танк с моста двумя другими танками, но и они были подбиты. Бронемашина, попытавшаяся преодолеть реку вброд, увязла в болотистом берегу, где была уничтожена.

Немцам долго не удавалось определить местоположение хорошо замаскированного орудия; они считали, что бой с ними ведёт целая батарея.

Этот уникальный бой длился немногим более двух часов. Переправа была заблокирована. К моменту, когда позиция Николая была обнаружена, у него осталось всего три снаряда.

На предложение сдаться Сиротинин ответил отказом и отстреливался из карабина до последнего. Зайдя в тыл Сиротинину на мотоциклах, немцы уничтожили одинокое орудие огнем из миномета.

На позиции они обнаружили одинокую пушку и бойца.

Итог сражения старшего сержанта Сиротинина против генерала Гудериана впечатляет: после боя на берегу реки Добрость гитлеровцы недосчитались 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров.

Стойкость советского бойца вызвала уважение гитлеровцев. Командир танкового батальона полковник Эрих Шнейдер приказал похоронить достойного противника с воинскими почестями.

Из дневника обер-лейтенанта 4-й танковой дивизии Фридриха Хёнфельда:

Из показаний Ольги Вержбицкой, жительницы села Сокольничи:

Показания телефонистки М. И. Грабской:

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Николая Сиротинина, нет. Через три года после войны его останки перенесли в место братского захоронения советских воинов в Кричеве.

Карандашный рисунок, сделанный по памяти сослуживцем Сиротинина в 1990-е годы

Жители Беларуси помнят и чтят подвиг отважного артиллериста. В Кричеве есть улица его имени, установлен памятник.

 Но, несмотря на то, что подвиг Сиротинина благодаря стараниям работников Архива Советской Армии был признан еще в 1960 году, звание Героя Советского Союза ему присвоено не было.

 Помешало до боли нелепое обстоятельство: у семьи солдата не оказалось его фотографии. А она необходима для подачи документов на высокое звание.

Сегодня есть только карандашный набросок, сделанный после войны одним из его сослуживцев. В год 20-летия Победы старший сержант Сиротинин был награжден Орденом Отечественной войны первой степени. Посмертно. Такая вот история.

Память

• В 1948 году останки Николая Сиротинина были перезахоронены в братской могиле (согласно данным учётной карточки воинского захоронения на сайте ОБД Мемориал — в 1943 году), на которой установлен памятник в виде скульптуры солдата, скорбящего о погибших товарищах, а на мраморных досках в списке захороненных указана фамилия Сиротинина Н. В.

• В 1960 году Сиротинин был посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени.

• В 1961 году на месте подвига у шоссе поставлен памятник в виде обелиска с именем героя, возле которого на постаменте установлено настоящее 76-мм орудие. В городе Кричеве именем Сиротинина названа улица.

• На заводе «Текмаш» в Орле установлена мемориальная доска с краткой справкой о Н. В. Сиротинине.

• В музее боевой славы в средней школе № 17 города Орла имеются материалы, посвящённые Н. В. Сиротинину.

• В 2015 году совет школы № 7 города Орла ходатайствовал о присвоении школе имени Николая Сиротинина. На торжественных мероприятиях присутствовала сестра Николая Таисия Владимировна. Имя для школы выбиралось самими учащимися на основе проделанной ими поисково-информационной работы.

Источник

Источник: https://xn--90adhkb6ag0f.xn--p1ai/novosti/podvig-sirotina-n.-v.html

И один в поле воин – подвиг николая сиротинина

Николай Сиротинин - один против колонны немецких танков. И один в поле воин
Урок в немецкой школе:— Ганс! Просклоняйте русское слово “бежать”.Ганс:— Я бегу, он бежит, она бежит, ты бежишь…Никола́й Влади́мирович Сироти́нин погиб в возрасте 20 лет 17 июля 1941г. (Кричев, Белорусская ССР) — старший сержант артиллерии. Похоронен немцами на берегу реки Сож г.

Кричев Полоцкой области (памятник на братской могиле, где похоронен Николай Сиротинин).

“Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир.

Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?”

— Из дневника обер-лейтенанта 4-й танковой дивизии Фридриха Хёнфельда.

“Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка Сиротинина. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей. Мне, как знающей немецкий язык, главный немец лет пятидесяти с орденами, высокий, лысый, седой, приказал переводить его речь местным людям.

Он сказал, что русский очень хорошо сражался, что если бы немцы так воевали, то давно уже взяли бы Москву, что так должен солдат защищать свою Родину — фатерланд…”(Из показаний Ольги Вержбицкой, жительницы села Сокольничи).

Отступа под напором  4-й танковой дивизии, которой командовал фон Лангерман, части 13-й армии РККА отступали. 17 июля командир батареи принял решение оставить у моста через реку Добрость (Добрасць) на 476-м километре шоссе Москва — Варшава одно 76-мм орудие с расчётом из двух человек и боекомплектом в 60 снарядов.

Задача – прикрывать отступление и танковую колонну немцев. Одним из номеров расчёта стал сам комбат; вторым добровольно вызвался Николай Сиротинин.

Первым был подбит вышедший на мост головной танк, затем — замыкающий колонну бронетранспортёр. Командир батареи получил ранение и, поскольку боевая задача была выполнена, отошёл в сторону советских позиций.  Сиротинин отказался уходить – оставалось много снарядов.

Два танка, пытавшиеся стащить с моста подбитый, были уничтожены. Пошедший вброд БТР застрял и был также расстрелян Сиротининым. Бой продолжался два с половиной часа.

Потери гитлеровцев – 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров. На предложение сдаться Сиротинин ответил отказом и отстреливался из карабина до последнего.

На позиции после захвата немцами было обнаружено 3 снаряда из 60-ти.

Сотрудники архива Министерства обороны СССР Т. Степанчук и Н. Терещенко:

Рисунок  сделан сослуживцем по памяти много лет спустя.

“Краевед Мельников рассказывал: ему удалось выяснить, что неизвестного героя звали Николаем и перед боем он жил в доме Анастасии Евменовны Грабской.

С помощью жителей деревни отыскался адрес дочери Грабской Марии, работающей сейчас в городе Владимире.

От неё узнали, что фамилия артиллериста, кажется, Сиротников, родом он из Орла, роста был среднего, симпатичный, вежливый, спокойный, а глаза озорные, с золотинкой. И в Орле у Сиротникова оставались отец и мать…

Мельников запросил, не знает ли орловский облвоенкомат о судьбе Николая Сиротникова и его родителей. Ответ пришёл отрицательный. Тогда краевед обратился за помощью в приёмную министра обороны, откуда письмо переслали к нам, в архив.

Установили, что летом 1941 года под Кричевом сражалась 6-я стрелковая дивизия, которая с боями отходила в глубь страны… Самого главного для нас – списков солдат и офицеров, оборонявшихся под Кричевом, – не сохранилось.

https://www.youtube.com/watch?v=4EHRDt4o1Fc

Тогда мы решили поехать на место. Весь день беседуем с жителями. И вот что узнаём из их рассказов.

10 июля 1941 года в деревню Сокольничи, расположенную тремя километрами западнее Кричева, прибыла наша артбатарея. Одним из орудий батареи командовал молодой артиллерист Николай. Огневую позицию он выбрал на околице деревни. Всем расчётом за один вечер были вырыты артиллерийский окоп, а затем ещё два запасных, ниши для снарядов и укрытия для людей.

Командир батареи (его фамилию не удалось установить) и артиллерист Николай поселились в доме Анастасии Евменовны Грабской. Помогли хозяевам вырыть блиндаж.

Пятнадцатого утром от Могилёва донеслись слабые раскаты орудийной канонады. С каждым часом они становились всё громче, а пустынное ранее Варшавское шоссе заполнил поток беженцев и отступающих частей.

К вечеру 16 июля шоссе опустело. Когда уже почти все наши войска прошли, прикрывать отход поручили Николаю.

На рассвете из леса донёсся рокот вражеских моторов. Начался обстрел деревни. Затем на шоссе гигантским пятнистым удавом выползла вражеская колонна. Впереди – бронетранспортёр, за ним – набитые солдатами грузовики.

Замаскированная пушка ударила по колонне.

Вспыхнул бронетранспортёр, свалилось в кюветы несколько поражённых грузовиков. Из леса выползли ещё несколько бронетранспортёров и танк. Николай подбил танк. Пытаясь обойти танк, два бронетранспортёра свернули вбок и прочно увязли в болоте…. Очередной снаряд взорвался возле самой пушки, и Николай упал.

Защищать 476-й километр Варшавского шоссе стало некому…

Когда гитлеровцы ворвались в деревню, они не сразу поверили тому, что их сдерживал всего один советский воин. Они долго ходили вокруг пушки, считали пустые зарядные ящики и смотрели на заваленное техникой и трупами шоссе. Потрясённые бесстрашием артиллериста… сами похоронили русского солдата.

– А знаете, – сказали нам наконец, – фамилию может знать бабка Вержбицкая: она была на похоронах и по-ихнему с главным начальником немцев разговаривала. Во-он её хата.

Ольгу Борисовну Вержбицкую мы застали дома. Да, она знает немецкий язык, переводила слова полковника. Длинный такой и лысый. Перед тем, как опустить артиллериста в могилу, фашисты обшарили его карманы. Нашли медальон и в нём бумажку: узенькая полоска из школьной тетради с адресом родителей.

– Переводи, что там написано, – приказал полковник.

– Я перевела, и медальон фашисты забрали. Помню фамилию – Сиротинин. Имя – Николай. Жил в Орле на улице Добролюбова. Номер дома и отчество Сиротинина не запомнила.

– Может быть, фамилия артиллериста Сиротников?

– Нет, – покачала головой Ольга Борисовна. – Помню точно: Сиротинин.

В Орле поиски начинаем с посещения облвоенкомата. И сразу приятная неожиданность: здесь мы встречаем Героя Советского Союза полковника Мандрыкина, который в июле сорок первого года сам воевал под Кричевом. Просим его рассказать о боях.

– Наш батальон отходил по Варшавскому шоссе за реку Сож, – начал Мандрыкин. – Отступали мы последними. Сзади остался только молодой артиллерист, который обещал прикрыть наш отход. Фамилии не помню. Разве тогда до этого было! – пожимает плечами Мандрыкин.

Вместе едем в горвоенкомат. Перелистываем одно, другое, третье дело. И вдруг!.. «Сиротинин Николай Владимирович. 1921 года рождения. Уроженец Орла. Призван 5 октября 1940 года с завода «Текмаш». Отправлен в распоряжение 55-го стрелкового полка, гор. Полоцк. Домашний адрес: г. Орёл, улица Добролюбова, № 32».

…Улица Добролюбова, №32. Небольшой домик. Стучимся, заходим. Навстречу поднимается худощавый старик лет семидесяти с орденом Ленина на железнодорожном кителе. Мозолистой ладонью приглаживает стриженную под машинку голову, не мигая смотрит нам в глаза. Из боковой комнаты выходит седая женщина.

– Владимир Кузьмич Сиротинин.

– Елена Корнеевна.

– Семья у нас большая, детей пятеро, – рассказывает Владимир Кузьмич. – Я машинистом на паровозе служил, теперь на пенсию ушёл. Жена – домохозяйка… Николай по возрасту был у нас вторым. Фотографии его только нет. Сниматься он был не охотник. Когда был маленьким, любил встречать мой паровоз у семафора.

– Ласковый был, работящий. Младших нянчить помогал, – добавляет мать.

– После школы работал на заводе токарем. Ушёл в армию, выучился там на артиллериста…

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2c9b3b1db07f00abad37fa/i-odin-v-pole-voin-podvig-nikolaia-sirotinina-5e1f5565028d6800b1142bc1

Легенда солдата Николая Сиротинина: Был один в поле воин..

Николай Сиротинин - один против колонны немецких танков. И один в поле воин
.com О неравном поединке советского бойца и немецкой танковой армады после войны рассказали жители деревни Сокольничи. Им тогда никто не поверил. Слишком невероятным это казалось.

ШАГНУВШИЙ В БЕССМЕРТИЕ

…Первый месяц Великой Отечественной. Отступая, части 13-й армии под натиском танковой группы Гудериана пытались закрепиться на новом рубеже обороны на левом берегу Сожа под Кричевом. По одной из версий, отход 55-го стрелкового полка из города прикрывал артиллерийский расчет. 76-миллиметровую пушку установили на холме посреди колхозного поля, у моста через реку Добрость. Когда к мосту выползла немецкая колонна, на посту был лишь один живой солдат и 60 снарядов. Но фашисты об этом не знали. Выстрел. Загорелась головная машина фрицев. Объехать подбитый танк или оттащить его остальные не смогли: не позволили заболоченные берега речушки. Второй снаряд поджег бронетранспортер, замыкавший колонну… Как вспоминали очевидцы, бой длился около двух часов. Гитлеровцы обошли с тыла, начали кричать: «Рус Иван, сдавайся!» Артиллерист на это ответил выстрелами из винтовки. В ответ его накрыли минометным огнем. Поначалу немцы не поверили в то, что им противостоял всего один боец. Поставили к стенке нескольких жителей деревни, пригрозив, что расстреляют, если те не выдадут остальных. Но выдавать было некого. Им противостоял один паренек – невысокий, щуплый. Пораженные его мужеством, немцы похоронили советского солдата недалеко от места боя. С воинскими почестями.

ПОСЛЕ БОЯ

Через пятнадцать лет после войны рассказ о подвиге артиллериста записал Михаил Мельников – участник войны, заслуженный деятель культуры БССР, историк, основатель Кричевского краеведческого музея. Он провел целое расследование, чтобы документально подтвердить невероятную «легенду».

Перебрав гору бумаг и опросив сотни местных, выяснил, что бой у моста через Добрость действительно был, даже установил день – 17 июля. Очевидцы показали место, откуда стреляло наше орудие.

Чуть позже подтверждение нашлось и в захваченных немецких документах. Свидетелем подвига русского солдата стал участник того боя – обер-лейтенант Фридрих Хенфельд. В дневнике офицер записал:

17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб.

Все удивлялись его храбрости… Оберст перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок.

Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?

Выяснить, как зовут солдата, помог случай. Когда немцы хоронили героя, нашли у него солдатский медальон. Чтобы прочитать его, в качестве переводчика привлекли жительницу Сокольнич Ольгу Вербжицкую, хорошо знавшую немецкий язык. Она и вспомнила его имя и фамилию – Николай Сиротинин.

Переписка с военкоматами и Министерством обороны позволила установить, что родился Николай в 1921 году в Орле. За год до начала войны был призван в Красную Армию. Старший сержант, наводчик орудия. Отец, мать и сестры ничего о его судьбе не знали, он числился пропавшим без вести. Обо всем этом Михаил Мельников написал в статье, опубликованной в 1960 году в «Литературной газете». Она называлась красноречиво: «Это не легенда». Таков был ответ всем тем, кто не верил в эту историю. Подвиг героя получил всесоюзное признание. Николай Владимирович Сиротинин посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. Его именем назвали улицу в Кричеве, где находится братская могила. В начале 1960-х годов родители побывали на могиле сына и на месте его гибели.
Бой под Кричевым – не миф

Историки продолжают искать документальные свидетельства.

Несколько лет назад группа любителей истории стала обсуждать нестыковки: в описаниях героического эпизода в различных источниках не совпадают номера воинских частей, количество убитых немцев, некоторые детали боя.

Выяснили, что в тот день подступы к Кричеву оборонял второй батальон 409-го стрелкового полка. Задача перед командиром Николаем Кимом стояла непростая: на несколько часов задержать немцев.

Противостояла советским бойцам ударная группа полковника Генриха Эбербаха, а точнее, второй батальон 35-го танкового полка и седьмого разведбата.

Бой начался рано утром, к полудню немцы уже заняли город.

Было странно, что позже Николай Ким в своих мемуарах ни о каком Сиротинине и одинокой пушке не говорил. Тогда и отыскали воспоминания Сергея Ларионова – командира пулеметной роты батальона Кима. Он писал, что перед тем как они заняли рубеж обороны перед Добростью, к ним присоединилось одинокое орудие. В разгар боя слышал пушечные выстрелы на левом фланге обороны. Назвал Ларионов и количество уничтоженных танков – тринадцать. Два сожгли его бойцы, остальные – та самая одинокая пушка.
До сих пор не все понятно в этой истории. Что случилось с боевым расчетом? Поиск документов продолжается. Но главное очевидно: подвиг Николая Сиротинина – не миф.

Многие думали, что Николая Сиротинина представляли к званию Героя Советского Союза. Но дело остановилось на самом начальном этапе, потому что даже фото героя не нашли. Есть только этот рисунок, сделанный со слов близких. Он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. ru.wikipedia.org

Ключевые слова: ВОВНиколай Сиротинаподвиг. общество

Версия для печати Добавить в закладки Постоянная ссылка

Источник: https://www.souzveche.ru/articles/community/35784/

Один в поле воин: как Николай Сиротинин остановил танковую дивизию фашистов

Николай Сиротинин - один против колонны немецких танков. И один в поле воин

Середина июля 1941 года. Воспользовавшись слабостью советской обороны, фашисты прорвали фронт под Могилевым в нескольких местах.

Им удалось захватить неповрежденным мост через реку Удога. Немецкое командование стремилось к быстрейшему взятию Кричева.  Техника 35-го полка 4-й танковой дивизии вошла в Чериков — последний населенный пункт перед Кричевым. Фашисты рассчитывали окружить отступающие части советских войск и предотвратить их отвод на новую линию обороны.

На рассвете 17 июля 1941 года колонна немецкой техники 4-й танковой дивизии генерала Вилибальда фон Лангермана подошла к мосту через речку Добрость близ деревни Сокольничи в четырех километрах от Кричева.

Подразделения Красной Армии приняли решение оставить артиллерийскую засаду у моста – 45-миллиметровое противотанковое орудие с боекомплектом в 60 снарядов.

На небольшой возвышенности в густой ржи у колхозной конюшни был вырыт артиллерийский окоп и две ниши – для бронебойных и осколочно-фугасных снарядов. С этой позиции хорошо просматривались Варшавское шоссе, речка и мост.

Первым номером расчета засадного орудия стал сам командир артиллерийской батареи. Вторым вызвался уроженец Орловской области, командир орудия сержант Николай Сиротинин.

Как только техника подошла непосредственно к мосту, по ней  был открыт меткий огонь. В результате точных выстрелов был подбит головной танк и бронемашина, которая находилась в середине колонны.

Два немецких танка попытались стащить с дороги горевшую технику, но сами были подбиты следующими меткими выстрелами. Фашисты остановили движение и перешли к обороне.

Они никак не могли определить, откуда ведется огонь. Пушка пряталась в высокой ржи, немцы стреляли наугад. Тем не менее, им удалось ранить командира батареи.

Поскольку боевая задача была выполнена, он принял решение отойти в сторону советских позиций. Но Сиротинин отступать отказался. Доподлинно неизвестно, почему он остался.

Но вероятнее всего, артиллерист не хотел оставлять неизрасходованные снаряды. Он продолжил бить в самую гущу застрявшей немецкой колонны.

Фашисты выслали разведку автоматчиков-мотоциклистов. Они и определили позицию орудия, открыли по нему огонь. К тому моменту Сиротинин уже израсходовал почти весь боезапас.

От окруживших его автоматчиков Николай отстреливался из карабина. Но остаться в живых у него уже не было шансов. Сержант Сиротинин погиб после почти трехчасового боя. Эта задержка дала его полку время, чтобы закрепиться на новом рубеже обороны.

Немецкое командование решило превратить похороны русского солдата в пропагандистскую акцию – как назидание и пример собственным солдатам. Однако те были в недоумении.

Обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Фридрих Хенфельд написал в своем дневнике, позже найденном советскими солдатами: «Три раза стреляли залпами из винтовок. Нужно ли такое преклонение? Все-таки он русский…»

Это и в самом деле небывалые воинские почести, которые фашисты оказали погибшему солдату противника, да еще на виду у местного населения.

Жительница деревни Ольга Вержбицкая позже вспоминала: «Мне, как знающей немецкий язык, главный немец лет пятидесяти с орденами, высокий, лысый, седой, приказал переводить его речь. Он сказал, что русский очень хорошо сражался, и, если бы немцы так воевали, то давно уже взяли бы Москву, что так должен солдат защищать свою Родину — фатерланд».

По воспоминаниям очевидцев, прежде, чем похоронить русского солдата, из кармана его гимнастерки немцы достали так называемый смертный медальон с запиской, кто боец и откуда.

Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания. Местный житель Иван Кашуро рассказывал, что в щитке пушки были три пробоины, одна довольно большая в нее влезало три пальца. Каска Сиротинина тоже была с пробоиной. Вокруг валялось много осколков и гильз от снарядов.

Во время войны было не до поисков родственников погибшего артиллериста, а после войны истершаяся бумажка из смертного медальона с инициалами бойца затерялась.

Вспомнили о подвиге уже в пятидесятых годах, когда журналист Федор Селиванов показал доставшийся ему дневник Фридриха Хенфельда писателю Константину Симонову.

В поисках помогали писатель Сергей Смирнов, автор книги «Брестская крепость», маршал Виктор Куликов. Но сдвинуться с места удалось, когда подключился краевед из Кричева Михаил Мельников.

В 1958 году в одном из номеров журнала «Огонек» вышла статья сотрудников архива Министерства обороны СССР «Легенда о подвиге». Тогда страна впервые узнала о Сиротинине. Вот только его героизм еще долго оставался без заслуженной награды. Повод для отказа был формальным – представление должен был подписать непосредственный командир.

Но в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской Армии окончательно рассмотрели все подробности подвига, и Николай Сиротинин был представлен к ордену Отечественной войны I степени посмертно. Награды пришлось ждать еще пять лет.

В 1961 году у шоссе возле деревни Сокольничи установили памятник. А вот на родине героя в Орле подвиг Сиротинина долгие годы отмечен не был.

Позже в городе разбили сквер артиллеристов, где установлено орудие ЗиС-2 и памятная табличка с посвящением Николаю Сиротинину. Сквер обустроили на средства, собранные людьми. Пушка тоже куплена на народные деньги и бесплатно отреставрирована местным орловским мастером.

В белорусском Кричеве память Николая Сиротинина чтят до сих пор. Его имя носят школа и пионерская дружина в деревне Сокольничи. В краеведческом музее Сиротинину посвящена экспозиция, где есть принадлежавшие ему вещи. И, наконец, есть улица Николая Сиротинина, где боец определен на вечный постой.

Подвигу артиллериста, в одиночку остановившего колонну фашисткой техники, посвящен новый выпуск «Легенды армии». Он доступен на сайте телеканала «Звезда», а также на платформе SMART.TV.

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/20201141640-tXxSs.html

Николай Сиротинин – один против колонны немецких танков. И один в поле воин

Николай Сиротинин - один против колонны немецких танков. И один в поле воин
Это был настоящий ад. Танки загорались один за другим. Пехота, прятавшаяся за бронёй залегла. Командиры в растерянности и не могут понять источник шквального огня. Кажется, бьёт целая батарея. Огонь прицельный. В немецкой колонне – 59 танков, десятки автоматчиков и мотоциклистов. И вся эта мощь бессильна перед огнём русских.

Откуда взялась эта батарея? Разведка докладывала, что путь открыт. Гитлеровцы ещё не знали, что на их пути стоит один единственный солдат, что и один в поле воин, если он русский. Николай Владимирович Сиротинин родился в 1921 году в городе Орёл. До войны работал на заводе «Текмаш» в Орле. 22 июня 1941 года при авианалёте был ранен.

Ранение было лёгкое, и через несколько дней его направили на фронт — в район Кричева, в состав 55-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии наводчиком орудия. На берегу речки Добрость, протекающей у села Сокольничи, батарея, где служил Николай Сиротинин, простояла около двух недель.

За это время бойцы успели познакомиться с жителями села, а Николай Сиротинин запомнился им тихим вежливым пареньком. “Николай был очень вежливым, всегда помогал пожилым женщинам доставать воду из колодцев и в других тяжёлых работах” – вспоминала жительница села Ольга Вержбицкая. 17 июля 1941 года его стрелковый полк отступал.

Старший сержант Сиротинин добровольно вызвался прикрыть отступление. Сиротинин расположился около на холме в густой ржи у колхозной конюшни, что стояла рядом с домом Анны Поклад. С этой позиции хорошо просматривались шоссе, речка, мост. Когда на рассвете показались немецкие танки, Николай подорвал головную машину и ту, что замыкала колонну, образовав пробку на дороге.

Тем самым, задача была выполнена, танковая колонна была задержана. Сиротинин мог бы уходить к своим, но он остался – ведь у него было еще около 60 снарядов. По одной из версий, первоначально осталось прикрывать отход дивизии двое человек – Сиротинин и командир его батареи, который стоял у моста и корректировал огонь.

Однако затем его ранили, и он ушёл к своим, а Сиротинин остался вести бой один. Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Николай стрелял и стрелял, вышибая танк за танком.

Немцам приходилось стрелять наугад, так как они не могли определить его месторасположение. За 2.5 часа боя Николай Сиротинин отбил все атаки врага, уничтожив 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров. Когда фашисты всё-таки вышли на позицию Николая Сиротинина, у него осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Николай ответил пальбой по ним из карабина.

Обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости…

Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?» Ольга Вержбицкая вспоминала:
“Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей.

Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину – фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать…

Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.” Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.

Этот карандашный портрет был сделан по памяти только в 1990-е годы одним из сослуживцев Николая Сиротинина. Семья Сиротинина узнала о его подвиге только в 1958 году из публикации в “Огоньке”.
В 1961 году у шоссе возле деревни установили памятник: «Здесь на рассвете 17 июля 1941 г.

вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант–артиллерист Николай Владимирович Сиротинин, отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины».
Памятник на братской могиле, где похоронен Николай Сиротинин После войны Сиротинина посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени.

А вот к званию Героя Советского Союза так и не представили. Для оформления документов нужна была фотография Коли. Её не оказалась. Вот что по этому поводу вспоминает родная сестра Николая Сиротинина Таисия Шестакова:

– У нас была единственная его карточка с паспорта. Но в эвакуации в Мордовии мама отдала ее увеличить.

А мастер ее потерял! Всем нашим соседям принес выполненные заказы, а нам нет. Мы очень горевали. – Вы знали, что Коля один остановил танковую дивизию? И почему он не получил Героя? – Мы узнали в 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза. Только напрасно: для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же ее нет! Так и не дали Коле Героя. В Белоруссии его подвиг известен. И очень обидно, что в родном Орле о нем мало кто знает. Даже маленького переулка его именем не назвали.
Впрочем, была более веская причина отказа – к званию героя должно представлять непосредственное командование, чего сделано не было.
Именем Николая Сиротинина названы улица в Кричеве, школа–сад и пионерский отряд в Сокольничах.

Источники:

1. Сиротинин Николай Владимирович

2. Ольга Кисляк. Ему отдавали честь враги…

3. Ирина Никишонкова. Влад Числов. Летом 41-го мы не только отступали. 19-летний мальчишка из Орла в одиночку дрался с колонной немецких танков


 260691

statehistory.ru в ЖЖ:

Источник: https://statehistory.ru/1832/Nikolay-Sirotinin---odin-protiv-kolonny-nemetskikh-tankov--I-odin-v-polne-voin/

Ему отдали честь враги. Николай Сиротинин – один против колонны немецких танков. И один в поле воин . Обсуждение на LiveInternet – Российский Сервис Онлайн-Дневников

Николай Сиротинин - один против колонны немецких танков. И один в поле воин
Это был настоящий ад. Танки загорались один за другим. Пехота, прятавшаяся за бронёй залегла. Командиры в растерянности и не могут понять источник шквального огня. Кажется, бьёт целая батарея. Огонь прицельный. В немецкой колонне – 59 танков, десятки автоматчиков и мотоциклистов. И вся эта мощь бессильна перед огнём русских.

Откуда взялась эта батарея? Разведка докладывала, что путь открыт. Гитлеровцы ещё не знали, что на их пути стоит один единственный солдат, что и один в поле воин, если он русский.

Николай Владимирович Сиротинин родился в 1921 году в городе Орёл. До войны работал на заводе «Текмаш» в Орле. 22 июня 1941 года при авианалёте был ранен.

Ранение было лёгкое, и через несколько дней его направили на фронт — в район Кричева, в состав 55-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии наводчиком орудия. На берегу речки Добрость, протекающей у села Сокольничи, батарея, где служил Николай Сиротинин, простояла около двух недель.

За это время бойцы успели познакомиться с жителями села, а Николай Сиротинин запомнился им тихим вежливым пареньком. “Николай был очень вежливым, всегда помогал пожилым женщинам доставать воду из колодцев и в других тяжёлых работах” – вспоминала жительница села Ольга Вержбицкая. 17 июля 1941 года его стрелковый полк отступал.

Старший сержант Сиротинин добровольно вызвался прикрыть отступление. Сиротинин расположился около на холме в густой ржи у колхозной конюшни, что стояла рядом с домом Анны Поклад. С этой позиции хорошо просматривались шоссе, речка, мост. Когда на рассвете показались немецкие танки, Николай подорвал головную машину и ту, что замыкала колонну, образовав пробку на дороге.

Тем самым, задача была выполнена, танковая колонна была задержана. Сиротинин мог бы уходить к своим, но он остался – ведь у него было еще около 60 снарядов. По одной из версий, первоначально осталось прикрывать отход дивизии двое человек – Сиротинин и командир его батареи, который стоял у моста и корректировал огонь.

Однако затем его ранили, и он ушёл к своим, а Сиротинин остался вести бой один. Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Николай стрелял и стрелял, вышибая танк за танком.

Немцам приходилось стрелять наугад, так как они не могли определить его месторасположение. За 2.5 часа боя Николай Сиротинин отбил все атаки врага, уничтожив 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров. Когда фашисты всё-таки вышли на позицию Николая Сиротинина, у него осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Николай ответил пальбой по ним из карабина.

Обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости…

Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?» Ольга Вержбицкая вспоминала:

“Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей.

Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину – фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать… Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.”

Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.
Этот карандашный портрет был сделан по памяти только в 1990-е годы одним из сослуживцев Николая Сиротинина. Семья Сиротинина узнала о его подвиге только в 1958 году из публикации в “Огоньке”.

В 1961 году у шоссе возле деревни установили памятник: «Здесь на рассвете 17 июля 1941 г. вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант–артиллерист Николай Владимирович Сиротинин, отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины».

Памятник на братской могиле, где похоронен Николай Сиротинин

После войны Сиротинина посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени. А вот к званию Героя Советского Союза так и не представили. Для оформления документов нужна была фотография Коли. Её не оказалась.

Вот что по этому поводу вспоминает родная сестра Николая Сиротинина Таисия Шестакова:

– У нас была единственная его карточка с паспорта. Но в эвакуации в Мордовии мама отдала ее увеличить. А мастер ее потерял! Всем нашим соседям принес выполненные заказы, а нам нет. Мы очень горевали. – Вы знали, что Коля один остановил танковую дивизию? И почему он не получил Героя?

– Мы узнали в 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза.

Только напрасно: для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же ее нет! Так и не дали Коле Героя. В Белоруссии его подвиг известен. И очень обидно, что в родном Орле о нем мало кто знает.

Даже маленького переулка его именем не назвали.

Впрочем, была более веская причина отказа – к званию героя должно представлять непосредственное командование, чего сделано не было. Именем Николая Сиротинина названы улица в Кричеве, школа–сад и пионерский отряд в Сокольничах.

Источники:

1. Сиротинин Николай Владимирович

2. Ольга Кисляк. Ему отдавали честь враги…
3. Ирина Никишонкова. Влад Числов. Летом 41-го мы не только отступали. 19-летний мальчишка из Орла в одиночку дрался с колонной немецких танков

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/vector-fanatizma/post222009405/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.