Есть тут кто работает во мсэ. Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов

Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов

Есть тут кто работает во мсэ. Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов

Российские правозащитники просят правительство РФ реформировать систему МСЭ. А не проще её ликвидировать?

В прошлом году в администрацию президента РФ поступило более 130 тысяч жалоб на работу медико-социальной экспертизы: на некомпетентность и необъективность специалистов, на коррупцию и участившиеся ошибки. Каждую неделю Общественные палаты регионов регистрируют десятки обращений граждан.

Cитуация в системе МСЭ вышла из-под контроля — по словам председателя Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни ОПРФ Владимира Слепака. С этим согласна руководитель Межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, доктор медицинских наук Светлана Данилова.

Перед интервью Светлана Григорьевна прислала в редакцию письмо молодой женщины-инвалида, рассказывающей о своей поездке на очередную комиссию. Показала, чтобы журналисты понимали, с чем сталкиваются люди с ограниченными возможностями здоровья.

Там нет никаких обобщений и анализа проблем, но есть обида, откровенность, да просто настоящая жизнь… Мы сразу связались с автором: можно ли опубликовать? «Почему нельзя? Я не возражаю», — ответила колясочница из Башкирии Людмила Симонова.

Александр Петросян/aleksandrpetrosyan.com

«Бабушка – инвалид, у неё сахарный диабет, а она 7 часов в очереди…»

«У меня I группа инвалидности с 2008 года. Травма шейного отдела позвоночника, нарушение функций тазовых органов, – поясняет Людмила Симонова. — Живу в селе. Сходила недавно к своему лечащему врачу, сдала анализы. Он написал посыльный лист и отправил в город к урологу, неврологу и так далее.

Людмила Симонова

Еду в город Белорецк за сто километров. Врачи принимают в разное время и в разные дни — кому как повезет записаться. Мне пришлось неделю жить в городе, чтобы всех обойти. Проктолога не нашла, поехала в следующий город – Магнитогорск. Еще сто километров… Здание не приспособлено для колясочников, помещение старое, штукатурка отваливается, внутри сыро и холодно.

Люди ждут своей очереди часами. С часа дня до семи вечера мы сидели с мыслью: «Когда же нас пригласят?». Одна бабушка пришла в 11 и ушла через восемь часов. Сказала: «Как смену отпахала». Другая плакала, умоляя ее принять. Старушка – инвалид, у неё сахарный диабет, ей кушать хотелось, а она 7 часов в очереди стояла.

Работники МСЭ ходили мимо с каменными лицами и делали вид, что ничего не замечают.

В Белорецке с недавнего времени нет МСЭ, к нам приезжают эксперты из Уфы в определенные дни. Пришлось жить в Белорецке, ждать, когда приедут специалисты.

Хорошо, родственники пустили, и хорошо, что у меня есть друг, который затаскивал меня на 3 этаж.

А так не представляю, сколько пришлось бы мотаться из села в город по бездорожью (асфальта у нас нет), нанимать машину, потому что наши автобусы не оборудованы для колясочников.

В этот раз к нам приехали работники бюро МСЭ №6 Уфы. По моим представлениям, меня должны были пригласить в назначенное время в кабинет. Спросить, какие у меня проблемы, дать советы и рекомендации по поводу всего списка технических средств реабилитации, которые облегчили бы жизнь и помогли приспособиться, адаптироваться.

Не зря же в индивидуальную программу реабилитации добавили слово «абилитация». Считала, что МСЭ должна работать для инвалидов, но ошиблась. Отсидела я в очереди, вызвали, посмотрели на меня и заявили: «Если переделываем ИПР, то половину того, что у тебя вписано, убираем, тебе это по новым правилам не положено.

Лучше оставь старую программу и иди домой».

Как убирают? По какому закону? Оказалось, что мне не положена электроколяска, но я «шейница», руки плохо работают.

Да, я передвигаюсь на активной коляске по дому, её легко складывать в багажник, поднимать со мной на третий этаж по ступенькам, когда бываю в городе у сестры, однако для прогулок по моей деревне без асфальта с ямами и кочками необходима электрическая коляска. И в 2012 году мне ее вписали в программу. Сейчас заявили: «Нас не волнует, где ты живешь».

Эксперты не согласились со многими решениями лечащих врачей, проигнорировали их рекомендации. Обращались со мной и другими инвалидами так, будто мы пришли к ним милостыню просить, хамили.

Комиссия дала знакомой группу инвалидности, а потом вызвала ее в Уфу на повторное обследование. Мне дали месяц на обжалование решения в главном бюро региона.

Но это будет огромная проблема — придется ехать уже не сто, а триста километров, тратить свои деньги, нанимая машину. Вот так помогают в нашей стране жить инвалидам, всё для них».

Светлана Данилова

«Когда впервые услышала, что II группа инвалидности стоит 450 тысяч рублей, не поверила»

Беседуем с руководителем Межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, доктором медицинских наук Светланой Даниловой.

— Светлана Григорьевна, всё, о чем пишет Людмила Симонова, — правда?

— Конечно. Российские инвалиды преодолевают столько препятствий, чтобы пройти комиссию, оформить статус или получить льготные препараты, что мама не горюй. Сейчас ведь невозможно попасть на прием к узкому специалисту, минуя терапевта, — он дает направления. Сначала идешь к нему, потом по врачам, дальше – снова к нему с результатами.

Инвалид едет за 100 километров в один город, еще за сто – в другой. А, по идее, должен обследоваться и получать помощь по месту жительства. Задача МСЭ – не оспаривать диагнозы, установленные клиницистами, а определиться с ограничениями жизнедеятельности.

У нас же эксперты меняют диагнозы, отменяют рекомендации врачей, говорят: «У пациента нет выраженных нарушений».

В Федеральном законе от 24.11.

1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалидность трактуется как «социальная недостаточность вследствие нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма, приводящая к ограничению жизнедеятельности и необходимости социальной защиты». В соответствии с этим, кроме экспертного освидетельствования, на учреждения МСЭ возложены обязанности по разработке индивидуальных программ реабилитации инвалидов и определению их потребностей в мерах социальной защиты.

— Это по закону, а как в жизни?

— А в жизни основная проблема медико-социальной экспертизы — длительность и сложность получения группы инвалидности и реабилитационных услуг для граждан с ограниченными возможностями через процедуру освидетельствования в учреждениях МСЭ. В настоящее время инвалиды часто отказываются от прохождения бюрократических процедур и решают проблемы за счет собственных средств.

Законные права инвалидов ущемляются. МСЭ заставляет людей проходить ненужные обследования, собирать ненужные анализы, аргументируя это тем, что они якобы дисциплинируют инвалида: «Хоть раз в год он пройдет врачебную комиссию, иначе не заставишь». Но, по сути, бюро МСЭ сегодня – это сложный бюрократический аппарат, создающий различные препятствия и проблемы для инвалидов.

Вступление в силу приказа Минтруда России от 11.10.2012 № 310н «Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы» поставило под сомнение необходимость существования самой МСЭ как отдельной структуры.

Согласно пункта 4 данного закона необходимым условием формирования состава бюро является наличие не менее одного врача по МСЭ. При этом специальность врача не указывается…

— Неужели в бюро включен всего один медик, а остальные эксперты кто? Чиновники?..

— Когда были ВТЭК, в комиссии было три врача. Потом пробовали включать 5 специалистов. Сейчас работают три эксперта, один из них – по медико-социальным вопросам. Причем, из документации убрали уточнения о специализации врача. Специалисты в МСЭ не идут, так как невозможно получить категорию, она не учитывается.

Бюро МСЭ общего профиля освидетельствуют граждан с самыми разными заболеваниями, и каким бы грамотным ни был врач по МСЭ, хорошо ориентироваться во всех нозологических формах практически невозможно. А входящие в состав бюро психолог и специалист по реабилитации в вопросе установления инвалидности вообще не компетентны.

Кроме того, согласно правилам, утвержденным постановлением правительства РФ от 20.02.2006 № 95 решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе принимается большинством специалистов, проводивших МСЭ.

При наличии одного врача по медико-социальной экспертизе сомнительна объективность такого ания — основным условием признания лица инвалидом по сей день остается вид и степень выраженности нарушенных функций организма, которые может определить только врач по МСЭ (за исключением психических функций).

Иными словами, бюро МСЭ превращается в бюро по выписке справок об инвалидности, что значительно увеличивает коррупционную составляющую и существенно уменьшает объективность вынесенного решения.

— Инвалиды жалуются на низкий профессиональный уровень специалистов МСЭ в регионах. Говорят, что те даже диагнозы путают. Мама ребенка с тяжелым заболеванием недавно показала копию документа, в котором адреногенитальный синдром эксперты называют… сахарным диабетом. Где их готовят?

— В России экспертов готовят в интернатуре в Санкт-Петербурге — там есть институт усовершенствования врачей. И в федеральном бюро МСЭ. Уровень действительно низкий.

Профессионалов мало: и руководители слабые, иногда бывает стыдно их слушать – не знают нормативных документов, плохо ориентируются в законодательстве, и экспертам в регионах не хватает знаний и компетенций для понимания и исполнения приказов Минтруда РФ. Это печально, потому что система МСЭ — абсолютная монополия. Ее решения невозможно оспорить.

В досудебном порядке обжалование проводится в самой службе: одним составом, другим и далее надо обращаться в федеральное бюро, где зачастую присланные документы вообще не открываются.

Я там защищала кандидатскую, докторскую и неоднократно видела, как проходят заседания, как эксперты не видят больного, не изучают документацию, а сразу берут за основу решения главного бюро региона. Решения меняются крайне редко. Иногда суды, рассматривая иски инвалидов, постановляют: проходите экспертизу в любом регионе по вашему выбору. А какой регион изменит решение после федерального бюро?

Никакой независимый эксперт не может подойти к службе, так как нет по закону независимой МСЭ – лицензия дается лишь федеральным учреждениям. Поэтому, сколько бы ни было заключение независимого эксперта объективным и справедливым, на изменение решения федерального учреждения МСЭ оно не повлияет.

— Общественная палата РФ предлагает рассматривать «ошибки МСЭ с точки зрения Уголовного Кодекса России» и приводит примеры коррупции в Ульяновской, Волгоградской областях…

— И коррупция есть, и, к сожалению, в регионах есть свои ставки. Я, наверное, тарифы на карту скоро повешу —  много жалоб от инвалидов. Помню, когда мне впервые сказали, что в Воркуте II группа инвалидности стоит 450 тысяч рублей, не поверила. А потом люди подтвердили. В той же Воркуте врача-хирурга взяли с поличным.

Особенно страшно, когда вымогают деньги у настоящих инвалидов. Увы, это тоже часть системы. Ее нужно менять, но я уже не верю разговорам о реорганизации МСЭ. Три года назад такой вопрос уже поднимался, Минэкономразвития РФ просили подсчитать, во сколько обойдутся реформы.

Насчитали много, написали много и ничего конкретного не предложили.

Никакая реорганизация МСЭ на данном этапе не сможет решить проблему. Примеры — крупнейшие регионы, такие как Краснодарский край, Ростов-на-Дону. Руководители несколько лет назад были сняты, а на местах специалисты первичных бюро как работали, так и работают. В службе ничего не изменилось. Монополия была и осталась.

Полагаю, что определением групп инвалидности может заниматься врачебная комиссия медицинской организации по представлению лечащего врача на основании данных первичной медицинской документации, без заполнения направления на МСЭ.

В настоящее время лечащий врач представляет на врачебную комиссию пациента с временной нетрудоспособностью, инвалида с ухудшением состояния с целью назначения и коррекции лечения, лечебно-диагностических мероприятий. Поэтому председатель комиссии обычно осведомлен об особенностях течения заболевания таких пациентов.

А специалисты бюро МСЭ определяют группу инвалидности, ничего не зная о пациенте (если речь не идет о переосвидетельствовании) и полагаются только на представленные медицинские документы и однократный осмотр пациента в течение нескольких минут.

Считаю целесообразным упразднить службу МСЭ, а проведение МСЭ возложить на врачебные комиссии организаций здравоохранения, тем более, что большую часть функций в той или иной степени врачебная комиссия выполняет в настоящее время.

Реформирование потребует изменения порядка лечебных учреждений по проведению экспертизы нетрудоспособности, пересмотра функциональных обязанностей врачебных комиссий лечебных организаций первичного звена.

Зато оно позволит сократить маршрут движения граждан с ограниченными возможностями, упростит процедуру освидетельствования, повысит качество и расширит объемы предоставляемых инвалидам медико-социальных реабилитационных услуг.

Ликвидация службы МСЭ путем передачи ее функций врачебным комиссиям медицинских организаций позволит:

снизить социальную напряженность среди инвалидов и граждан, первично направляющихся на МСЭ (будет исключена долгая процедура заполнения направлений на МСЭ и последующего освидетельствования в бюро);

сократить расходы федерального бюджета на содержание службы МСЭ;

снизить нагрузку на специалистов врачебной комиссии и врачей медицинской организации за счет исключения необходимости заполнения направления на МСЭ;

увеличить доступность экспертизы для населения, ведь врачебные комиссии существуют во всех медицинских организациях, тогда как бюро МСЭ создается из расчета 1 бюро на 90 000 человек, и граждане небольших населенных пунктов вынуждены за свой счет преодолевать значительные расстояния, чтобы добраться до бюро МСЭ;

исключить коррупционную составляющую со стороны специалистов бюро МСЭ;

законодательно утвердить независимую МСЭ.

Источник: https://www.pravmir.ru/mediko-sotsialnaya-ekspertiza-pyitka-dlya-invalidov/

Есть тут работающие в МСЭ?Какие у вас зарплаты??(медсестры.врачи) | Страница 2

Есть тут кто работает во мсэ. Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов

3 151 ответ

Последний — Вчера, 10:34 Перейти

маруся

Ну и что с этим делать? В каком документе написано, что увеличить зарплаты надо ТОЛЬКО врачам и медсестрам?

Анастасия

Психологи и специалисты по социальной работе МСЭ по Омской области решили написать в Мин.труда РФ и лично президенту Путину В.В. с вопросом о повышении заработной платы. Откликнитесь, кто нас поддерживает.

Гость

Вряд ли такое будет. Без “планктона” (соц.работники и пр.) ВТЭК не выживет. У нас врачи очень сильно огорчаются.

когда им приходится, что либо кроме диагноза и статуса набивать на компе, это типа работа не врача. они же люди, а вот чернь (соц.

работники и пр) – не люди, в их понятии унтерменш, они будут выполнять всю грязную работу. Поэтому такого сокращения по крайней мере года 2 вряд ли стоит ожидать.

Гость

Вряд ли такое будет. Без “планктона” (соц.работники и пр.) ВТЭК не выживет. У нас врачи очень сильно огорчаются.

когда им приходится, что либо кроме диагноза и статуса набивать на компе, это типа работа не врача. они же люди, а вот чернь (соц.

работники и пр) – не люди, в их понятии унтерменш, они будут выполнять всю грязную работу. Поэтому такого сокращения по крайней мере года 2 вряд ли стоит ожидать.

Гость

А у вас врачи -реалилитологи везде или есть специалисты с немедицинским образованием. И что планирут ваши чернорабочие(психологи, спецы по соуработе , регистраторы)? Я сейчас в отпуске, большое желание уволиться.

Дарья

У нас всего 2 реабилитолога на 19 первичных бюро. Спец. по соц. работе с высшим образованием, закончившие мед. институт (факультет “социальная работа”.

Гость

У нас есть специалисты по реабилитации не с медицинским образованием(Красноярск).До 2009 года можно было принимать педагогов, психологов и юристов на эту должность. Но таких специалистов немного.Редко где врач работает на ставку врача-реабилитолога. в основном совмещают врачи-эксперты.

татьяна

ну, так то психологи тоже имеют “…или иное высшее образование, предоставляющие медицинские услуги, (обеспечивающие предоставление медицинских услуг).”……

Гость

А у нас повысили зарплату, квартальными премиями, но дали не всем, а только врачам и медсёстрам. Соц.работники, психологи, регистраторы за бортом. У кого ещё так в регионе?

Анастасия

Психологи и специалисты по социальной работе МСЭ по Омской области решили написать в Мин.труда РФ и лично президенту Путину В.В. с вопросом о повышении заработной платы. Откликнитесь, кто нас поддерживает.

маруся

Ну и что с этим делать? В каком документе написано, что увеличить зарплаты надо ТОЛЬКО врачам и медсестрам?

вика

Планируют всех, кому не повысили зарплаты со временем сократить, так как комиссия может выполнять свою работу без этих специалистов. Тем более сейчас вся бумажная работа выполняется на компьютере. Мед.регистраторы медсестры взаимозаменяемы-оставят одного, психологи будут давать свои заключения в поликлиниках, а программы реабилитации будут разрабатывать врачи.ОПТИМИЗАЦИЯ.

Гость

тоже самое в Туле, медрегистраторов вообще сократили, врачи и мед.сестра получили по 25000-35000 премии, я психолог мне не дали! А работа вся на мне, отчеты, регистрация, ипр, ужас

Арбуз

Согласна ,что премии среднему персоналу должны быть одинаковыми(психологи и соцработники тоже средний персонал).У нас например в конце 2013 г.психологи и соцработники получили премии по 38-40 тыс,а медсестры 33.Думаете нам не обидно,зная,что Москва выделяет деньги на премии медикам(а главный эксперт уже делит по своему усмотрению на всех)

Илья

АрбузСогласна ,что премии среднему персоналу должны быть одинаковыми(психологи и соцработники тоже средний персонал).У нас например в конце 2013 г.психологи и соцработники получили премии по 38-40 тыс,а медсестры 33.

Думаете нам не обидно,зная,что Москва выделяет деньги на премии медикам(а главный эксперт уже делит по своему усмотрению на всех)

С каких это пор психологи и специалисты по соц.

работе считаются средним персоналом, если они имеют высшее образование?

другой Илья

Может ли комиссия работать без психолога или соц.работника? Может. А может ли работать без врача? Не может. Уйдет психолог или соц.работник, придут еще десять, а если свалит врач будет гемор.

Это вопрос приоритетов, поэтому роль психолога в бюро МСЭ сводится к роли планктона в мировом океане, поэтому платить планктону никто небудет и образование здесь не определяющее. Потому и м/с прессанули.

Сестренской работы по сути во МСЭ нет, а справки выписывать может впринципе любой с базовым образованием. И работа психолога тоже посути вторична.

Заключение психолога великой роли не играет, высшими”психологизмами” работа тоже не богата, он даже веса при вынесении решения не имеет, просто в лучшем случае докладывает, а уж считаться с его мнением или нет дело врачей. И с какого вдруг перепугу ему будут платить нормально?
Сорри за прямоту.

Другой Илья

Упразднили ставку, естественно, снизили з.п. Естественно это не нравится мед.сестрам, их можно понять. На МСЭ единственная высшая каста- это врач, все остальные- унтерменш. Чему удивляться то? Это не справедливо, но видимо руководство руководствуется имей типа “куда они денутся”.

Молодежь свалит пенсионеры останутся, а в дальнейшем и там ченить упразднят.теперь по выполнению доп. обязанностей. Практически ни одна м.с. не несёт на себе каких либо дополнительных обязанностей. Если м.с. считают что они должны получать больше либо равную з.п.

,считают что психологи слишком много получают, то справедливо требовать чтобы они (м.с.) взяли на себя доп. функционал. У нас психолог работает как психолог, пишит ИПР, работает за секретута (печать писем, запросов,ответов)и все компьютерные дела тоже на нем.

Я готов даже поделится своей получкой, уровнятьь, так сказать, но вместе с тем поделюсь ( уровняю) свои доп обязанности. Как такой расклад? На 90 процентов готов утверждать , что ни одна м.с не будет писать ИПР. Причём этот доп.функционал никто не оплачивает! Это раз. Во-вторых, сестринской работы на мсэ нет, как я уже писал.

Мёд.сестра не колит не капает никого. В чем работа именно м.с? Журнал заполнять и справку выписать? Я помню время когда психолог получал 5 тр, работая за троих, а м.с. получала 7 т.р и не парилась вообще, при этом они исправно ходили в доп. отпуска, а психологи весь год, как затычка, то за мед.сестру, то за мед.регистратора.

и всем было по фиг все было справедливо. Ну да ладно, я что то разошелся, вопрос впринципе другой- получки копеечные и людям надо жить, а на з.п. со ставкой 2500 не проживешь естественно.

Гость

пенза. а у нас с 1.03.14 вводят должности администратора и делопроизводителя, а медрег-в, м/сестер и соцраб-в убирают. а у вас как?

Гость

А кого же берут или оставляют на эти должности?

Гость

У Вас выдали уведомления о сокращении? И как вообще проходит этот процесс?

Гость

ПсихологНапишите, пожалуйста, психологи! до скольки ОФИЦИАЛЬНО у вас график работы? (мсэ по освидетельствованию лиц с психическими заболеваниями). когда я устраивалась, никто не знал, на какой закон – статью опираться, чтобы определять длительность рабочего дня…

хотя мне положено 25% надбавки, рабочий день не как у всей комиссии (до 15.00), а до 16.30… не понимаю таких противоречий. и если у вас рабочий день сокращенный, как у врачей-психиатров, то на какую статью в законе вы опираетесь?заранее благодарю.

Ульяновск

Источник: https://www.woman.ru/psycho/career/thread/4050645/2/

Медико-социальная экспертиза – пытка для инвалидов

Есть тут кто работает во мсэ. Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов
Российские правозащитники просят правительство РФ реформировать систему МСЭ. А не проще её ликвидировать? В прошлом году в администрацию президента РФ поступило более 130 тысяч жалоб на работу медико-социальной экспертизы: на некомпетентность и необъективность специалистов, на коррупцию и участившиеся ошибки.

Каждую неделю Общественные палаты регионов регистрируют десятки обращений граждан.

Cитуация в системе МСЭ вышла из-под контроля – по словам председателя Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни ОПРФ Владимира Слепака. С этим согласна руководитель Межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, доктор медицинских наук Светлана Данилова.

Перед интервью Светлана Григорьевна прислала в редакцию письмо молодой женщины-инвалида, рассказывающей о своей поездке на очередную комиссию. Показала, чтобы журналисты понимали, с чем сталкиваются люди с ограниченными возможностями здоровья.

Там нет никаких обобщений и анализа проблем, но есть обида, откровенность, да просто настоящая жизнь… Мы сразу связались с автором: можно ли опубликовать? «Почему нельзя? Я не возражаю», – ответила колясочница из Башкирии Людмила Симонова.

«Бабушка – инвалид, у неё сахарный диабет, а она 7 часов в очереди…»

«У меня I группа инвалидности с 2008 года. Травма шейного отдела позвоночника, нарушение функций тазовых органов, – поясняет Людмила Симонова. – Живу в селе. Сходила недавно к своему лечащему врачу, сдала анализы. Он написал посыльный лист и отправил в город к урологу, неврологу и так далее.

Еду в город Белорецк за сто километров. Врачи принимают в разное время и в разные дни – кому как повезет записаться. Мне пришлось неделю жить в городе, чтобы всех обойти. Проктолога не нашла, поехала в следующий город – Магнитогорск. Еще сто километров… Здание не приспособлено для колясочников, помещение старое, штукатурка отваливается, внутри сыро и холодно.

Люди ждут своей очереди часами. С часа дня до семи вечера мы сидели с мыслью: «Когда же нас пригласят?». Одна бабушка пришла в 11 и ушла через восемь часов. Сказала: «Как смену отпахала». Другая плакала, умоляя ее принять. Старушка – инвалид, у неё сахарный диабет, ей кушать хотелось, а она 7 часов в очереди стояла.

Работники МСЭ ходили мимо с каменными лицами и делали вид, что ничего не замечают.

В Белорецке с недавнего времени нет МСЭ, к нам приезжают эксперты из Уфы в определенные дни. Пришлось жить в Белорецке, ждать, когда приедут специалисты.

Хорошо, родственники пустили, и хорошо, что у меня есть друг, который затаскивал меня на 3 этаж.

А так не представляю, сколько пришлось бы мотаться из села в город по бездорожью (асфальта у нас нет), нанимать машину, потому что наши автобусы не оборудованы для колясочников.

В этот раз к нам приехали работники бюро МСЭ №6 Уфы. По моим представлениям, меня должны были пригласить в назначенное время в кабинет. Спросить, какие у меня проблемы, дать советы и рекомендации по поводу всего списка технических средств реабилитации, которые облегчили бы жизнь и помогли приспособиться, адаптироваться.

Не зря же в индивидуальную программу реабилитации добавили слово «абилитация». Считала, что МСЭ должна работать для инвалидов, но ошиблась. Отсидела я в очереди, вызвали, посмотрели на меня и заявили: «Если переделываем ИПР, то половину того, что у тебя вписано, убираем, тебе это по новым правилам не положено.

Лучше оставь старую программу и иди домой».

Как убирают? По какому закону? Оказалось, что мне не положена электроколяска, но я «шейница», руки плохо работают.

Да, я передвигаюсь на активной коляске по дому, её легко складывать в багажник, поднимать со мной на третий этаж по ступенькам, когда бываю в городе у сестры, однако для прогулок по моей деревне без асфальта с ямами и кочками необходима электрическая коляска. И в 2012 году мне ее вписали в программу. Сейчас заявили: «Нас не волнует, где ты живешь».

Эксперты не согласились со многими решениями лечащих врачей, проигнорировали их рекомендации. Обращались со мной и другими инвалидами так, будто мы пришли к ним милостыню просить, хамили.

Комиссия дала знакомой группу инвалидности, а потом вызвала ее в Уфу на повторное обследование. Мне дали месяц на обжалование решения в главном бюро региона.

Но это будет огромная проблема – придется ехать уже не сто, а триста километров, тратить свои деньги, нанимая машину. Вот так помогают в нашей стране жить инвалидам, всё для них».

«Когда впервые услышала, что II группа инвалидности стоит 450 тысяч рублей, не поверила»

Беседуем с руководителем Межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, доктором медицинских наук Светланой Даниловой.

– Светлана Григорьевна, всё, о чем пишет Людмила Симонова, – правда?

– Конечно. Российские инвалиды преодолевают столько препятствий, чтобы пройти комиссию, оформить статус или получить льготные препараты, что мама не горюй. Сейчас ведь невозможно попасть на прием к узкому специалисту, минуя терапевта, – он дает направления. Сначала идешь к нему, потом по врачам, дальше – снова к нему с результатами.

Инвалид едет за 100 километров в один город, еще за сто – в другой. А, по идее, должен обследоваться и получать помощь по месту жительства. Задача МСЭ – не оспаривать диагнозы, установленные клиницистами, а определиться с ограничениями жизнедеятельности.

У нас же эксперты меняют диагнозы, отменяют рекомендации врачей, говорят: «У пациента нет выраженных нарушений».

В Федеральном законе от 24.11.

1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалидность трактуется как «социальная недостаточность вследствие нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма, приводящая к ограничению жизнедеятельности и необходимости социальной защиты». В соответствии с этим, кроме экспертного освидетельствования, на учреждения МСЭ возложены обязанности по разработке индивидуальных программ реабилитации инвалидов и определению их потребностей в мерах социальной защиты.

– Это по закону, а как в жизни?

– А в жизни основная проблема медико-социальной экспертизы – длительность и сложность получения группы инвалидности и реабилитационных услуг для граждан с ограниченными возможностями через процедуру освидетельствования в учреждениях МСЭ. В настоящее время инвалиды часто отказываются от прохождения бюрократических процедур и решают проблемы за счет собственных средств.

Законные права инвалидов ущемляются. МСЭ заставляет людей проходить ненужные обследования, собирать ненужные анализы, аргументируя это тем, что они якобы дисциплинируют инвалида: «Хоть раз в год он пройдет врачебную комиссию, иначе не заставишь». Но, по сути, бюро МСЭ сегодня – это сложный бюрократический аппарат, создающий различные препятствия и проблемы для инвалидов.

Вступление в силу приказа Минтруда России от 11.10.2012 № 310н «Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы» поставило под сомнение необходимость существования самой МСЭ как отдельной структуры.

Согласно пункта 4 данного закона необходимым условием формирования состава бюро является наличие не менее одного врача по МСЭ. При этом специальность врача не указывается…

– Неужели в бюро включен всего один медик, а остальные эксперты кто? Чиновники?..

– Когда были ВТЭК, в комиссии было три врача. Потом пробовали включать 5 специалистов. Сейчас работают три эксперта, один из них – по медико-социальным вопросам. Причем, из документации убрали уточнения о специализации врача. Специалисты в МСЭ не идут, так как невозможно получить категорию, она не учитывается.

Бюро МСЭ общего профиля освидетельствуют граждан с самыми разными заболеваниями, и каким бы грамотным ни был врач по МСЭ, хорошо ориентироваться во всех нозологических формах практически невозможно. А входящие в состав бюро психолог и специалист по реабилитации в вопросе установления инвалидности вообще не компетентны.

Кроме того, согласно правилам, утвержденным постановлением правительства РФ от 20.02.2006 № 95 решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе принимается большинством специалистов, проводивших МСЭ.

При наличии одного врача по медико-социальной экспертизе сомнительна объективность такого ания – основным условием признания лица инвалидом по сей день остается вид и степень выраженности нарушенных функций организма, которые может определить только врач по МСЭ (за исключением психических функций).

Иными словами, бюро МСЭ превращается в бюро по выписке справок об инвалидности, что значительно увеличивает коррупционную составляющую и существенно уменьшает объективность вынесенного решения.

– Инвалиды жалуются на низкий профессиональный уровень специалистов МСЭ в регионах. Говорят, что те даже диагнозы путают. Мама ребенка с тяжелым заболеванием недавно показала копию документа, в котором адреногенитальный синдром эксперты называют… сахарным диабетом. Где их готовят?

– В России экспертов готовят в интернатуре в Санкт-Петербурге – там есть институт усовершенствования врачей. И в федеральном бюро МСЭ. Уровень действительно низкий.

Профессионалов мало: и руководители слабые, иногда бывает стыдно их слушать – не знают нормативных документов, плохо ориентируются в законодательстве, и экспертам в регионах не хватает знаний и компетенций для понимания и исполнения приказов Минтруда РФ. Это печально, потому что система МСЭ – абсолютная монополия. Ее решения невозможно оспорить.

В досудебном порядке обжалование проводится в самой службе: одним составом, другим и далее надо обращаться в федеральное бюро, где зачастую присланные документы вообще не открываются.

Я там защищала кандидатскую, докторскую и неоднократно видела, как проходят заседания, как эксперты не видят больного, не изучают документацию, а сразу берут за основу решения главного бюро региона. Решения меняются крайне редко. Иногда суды, рассматривая иски инвалидов, постановляют: проходите экспертизу в любом регионе по вашему выбору. А какой регион изменит решение после федерального бюро?

Никакой независимый эксперт не может подойти к службе, так как нет по закону независимой МСЭ – лицензия дается лишь федеральным учреждениям. Поэтому, сколько бы ни было заключение независимого эксперта объективным и справедливым, на изменение решения федерального учреждения МСЭ оно не повлияет.

– Общественная палата РФ предлагает рассматривать «ошибки МСЭ с точки зрения Уголовного Кодекса России» и приводит примеры коррупции в Ульяновской, Волгоградской областях…

– И коррупция есть, и, к сожалению, в регионах есть свои ставки. Я, наверное, тарифы на карту скоро повешу –  много жалоб от инвалидов. Помню, когда мне впервые сказали, что в Воркуте II группа инвалидности стоит 450 тысяч рублей, не поверила. А потом люди подтвердили. В той же Воркуте врача-хирурга взяли с поличным.

Особенно страшно, когда вымогают деньги у настоящих инвалидов. Увы, это тоже часть системы. Ее нужно менять, но я уже не верю разговорам о реорганизации МСЭ. Три года назад такой вопрос уже поднимался, Минэкономразвития РФ просили подсчитать, во сколько обойдутся реформы.

Насчитали много, написали много и ничего конкретного не предложили.

Никакая реорганизация МСЭ на данном этапе не сможет решить проблему. Примеры – крупнейшие регионы, такие как Краснодарский край, Ростов-на-Дону. Руководители несколько лет назад были сняты, а на местах специалисты первичных бюро как работали, так и работают. В службе ничего не изменилось. Монополия была и осталась.

Полагаю, что определением групп инвалидности может заниматься врачебная комиссия медицинской организации по представлению лечащего врача на основании данных первичной медицинской документации, без заполнения направления на МСЭ.

В настоящее время лечащий врач представляет на врачебную комиссию пациента с временной нетрудоспособностью, инвалида с ухудшением состояния с целью назначения и коррекции лечения, лечебно-диагностических мероприятий. Поэтому председатель комиссии обычно осведомлен об особенностях течения заболевания таких пациентов.

А специалисты бюро МСЭ определяют группу инвалидности, ничего не зная о пациенте (если речь не идет о переосвидетельствовании) и полагаются только на представленные медицинские документы и однократный осмотр пациента в течение нескольких минут.

Считаю целесообразным упразднить службу МСЭ, а проведение МСЭ возложить на врачебные комиссии организаций здравоохранения, тем более, что большую часть функций в той или иной степени врачебная комиссия выполняет в настоящее время.

Реформирование потребует изменения порядка лечебных учреждений по проведению экспертизы нетрудоспособности, пересмотра функциональных обязанностей врачебных комиссий лечебных организаций первичного звена.

Зато оно позволит сократить маршрут движения граждан с ограниченными возможностями, упростит процедуру освидетельствования, повысит качество и расширит объемы предоставляемых инвалидам медико-социальных реабилитационных услуг.

Ликвидация службы МСЭ путем передачи ее функций врачебным комиссиям медицинских организаций позволит:

  • снизить социальную напряженность среди инвалидов и граждан, первично направляющихся на МСЭ (будет исключена долгая процедура заполнения направлений на МСЭ и последующего освидетельствования в бюро);
  • сократить расходы федерального бюджета на содержание службы МСЭ;
  • снизить нагрузку на специалистов врачебной комиссии и врачей медицинской организации за счет исключения необходимости заполнения направления на МСЭ;
  • увеличить доступность экспертизы для населения, ведь врачебные комиссии существуют во всех медицинских организациях, тогда как бюро МСЭ создается из расчета 1 бюро на 90 000 человек, и граждане небольших населенных пунктов вынуждены за свой счет преодолевать значительные расстояния, чтобы добраться до бюро МСЭ;
  • исключить коррупционную составляющую со стороны специалистов бюро МСЭ;
  • законодательно утвердить независимую МСЭ.

Анастасия Сенникова

Источник: Православие и мир

Источник: https://dislife.ru/articles/view/44056

Медико-социальная экспертиза по инвалидности

Есть тут кто работает во мсэ. Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов

Наличие заболевания, влекущего за собой проблемы с самообслуживанием и утрату трудоспособности может способствовать тому, чтобы оформить инвалидность на основании направления, полученного от лечащего врача.

Особенно актуальна данная мера при нуждаемости человека в мерах реабилитации. Как отмечают специалисты, данное предложение для одних пациентов является обидным, а для других — уместным и необходимым.

В данном материале расскажем о медико-социальной экспертизе, о необходимых документах, сроках действия инвалидности и других значимых нюансах.

Уровни организации и функции МСЭ

Медико-социальная экспертиза (МСЭ, МСЭК) представляет собой организацию от Министерства труда и соцзащиты РФ. Ранее учреждение называлось ВТЭК – врачебно-трудовой экспертизой, являясь подразделением Минздрава. На сегодняшний день по территориальному принципу структурно в МСЭ можно выделить три уровня:

1) городские, районные бюро, где в большинстве случаев принимаются экспертные решения;

2) МСЭ федеральных объектов, которые курируют работу городских филиалов, а также рассматривают конфликтные, сложные случаи и пересматривают решения, сформулированные, в подчиненных им бюро;

3) федеральное бюро МСЭ занимается проверкой деятельности подразделений объектов федерального уровня и при необходимости контролирует, обжалует результаты экспертов из других бюро.

На МСЭ возлагаются такие функции, как:

– осуществление экспертизы ограничений жизнедеятельности потенциального инвалида;

– выявление факта стойкой утраты трудоспособности и расчёт данного явления в процентах;

– назначение группы инвалидности, её роков, в том числе, определение времени наступления инвалидизации;

– разработка ИПР (индивидуальной программы реабилитации) инвалидов, где прописываются сроки оказания и виды помощи (медицинской, социальной);

– решение вопроса о проф. реабилитации, если человек пострадал на производстве;

– определение причины смерти инвалида, лица на производстве или на военной службе, чтобы близкие умершего получили социальную поддержку;

– установление нуждаемости в постоянном уходе членов семьи гражданина, призываемого по контракту;

– уведомление военкоматов информации о получении лицом призывного возраста статуса «инвалид»;

– консультирование больных и их родственников по вопросам МСЭ;

– учёт количества инвалидов на территории и составление базы данных.

Отметим, что филиалы МСЭ предоставляют экспертов отдельно для взрослых и детей. А, к примеру, в Санкт-Петербурге и Млскве действуют специализированные отделения. В зависимости от заболевания претендентов на группу направляют в кардиологическое, психиатрическое, фтизиатрическое, онкологическое, пульмонологическое бюро.

От профиля комиссии также зависит экспертный состав. Помимо врачей в бюро задействованы секретари, занимающиеся сбором информации о пациенте и регистрирующие документы. Также в организации работают водители, в чьи обязанности входит транспортировка специалистов на дом или в стационар к инвалиду.

Критерии инвалидности

Согласно приказу Минтруда от 17.12.2015 методика установления групп инвалидности МСЭ претерпела изменения. Кроме того, появились новые критерии, позволяющие в процентах оценить выраженность проблемы (от 10 до 100%). При этом стойкие нарушения делятся на 4 степени (подробнее в таблице).

Степень утраты, проценты Выраженность нарушения функции Группа инвалидности
1 степень – утрата функции в интервале от 10 до 30 % стойкие незначительные нарушения Человеку откажут в группе инвалидности
2 степень – утрата от 40 до 60% функции стойкие умеренные нарушения Ограничения соответствуют 3 группе инвалидности
3 степень – утрата до 70-80% функции стойкие выраженные нарушения Больной может претендовать на 2 группу инвалидности
4 степень – утрата 90-100% функции инвалид нуждается в постоянном постороннем контроле Оформление 1 группы инвалидности

В центре внимания врачей МСЭ находятся нарушения, касающиеся способности человека передвигаться, общаться, контролировать поведение, обслуживать себя, ориентироваться, работать или обучаться.

Что касается детей, они получают статус «ребёнок-инвалид» в случае утраты перечисленных функций на 40-100%. После выявления максимального значения ограничений эксперты уточняют, есть ли другие нарушения, влияющие на данный показатель.

Если таковые обнаружены, к установленному проценту могут приплюсовать ещё до 10%.

К примеру, больной пережил инсульт, вследствие чего его способность передвигаться нарушилась, но кроме этого диагностирован сахарный диабет, спровоцировавший проблемы со зрением.

То есть по итогу у получателя инвалидности возникли ограничения в плане самообслуживания ориентации в пространстве и контроля за своим поведением.

Сопутствующие патологии увеличат вероятность назначения инвалидности.

Сбор документов на комиссию

Наличие хронического недуга обязывает граждан знать о том, где получить направление для оценки своего состояния экспертной комиссией. Как правило, такие пациенты наблюдаются лечащими врачами в поликлинниках и стационарах. Именно у своего доктора и следует взять направление на МСЭ, если прогноз по здоровью не благоприятен. 

Если человек трудоспособный, сначала ему выпишут больничный лист сроком на 4 месяца, а ближе к окончанию периода члены комиссии в этом лечебном учреждении. В случае сомнений или явно отрицательных прогнозов больного отправляют на МСЭ, чтобы он получил группу инвалидности. Согласие человека с ОВЗ на медкомиссию означает, что далее он обследуется дополнительно по предусмотренным стандартам. 

При возможности самостоятельного посещения специалистов пациенту необходимо предоставить своему лечащему врачу финальное заключение, на основе которого и будет сформировано направление на медико-социальную экспертизу. При стационарном лечении, когда нельзя быстро выписаться домой (например, имеет место онкология, психическое расстройство, туберкулёз), то подготовкой документов занимаются представители больницы.

Также отметим, что потенциальный инвалид вправе за свой счёт или бесплатно осуществить более широкое обследование, выходящее за рамки рекомендаций своего врача. Подобное решение можно обосновать невозможностью льготного проведения необходимых исследований для получения максимальной и точной информации по заболеванию. Скажем, речь может идти о  суточном ЭКГ-мониторировании, МРТ и тд. 

Что касается больных нетрудоспособного возраста, им также даётся возможность наблюдаться и лечиться у врача в течение четырёх месяцев, не считая случаев нуждаемости таких лиц в гигиенических или технических средствах на фоне явно неблагоприятного прогноза для жизни. В любом случае для таких пациентов процесс не имеет отличий: после прохождения комиссии внутри медицинского учреждения и получения результатов отправляют на экспертизу по группе.

В целом на МСЭ запрашивают следующие документы:

– паспорт гражданина РФ;

– СНИЛС и мед. полис (оригинал и копии);

– направление на МСЭ и заявление на проведение освидетельствования;

– трудовую книжку и копию (если есть работа);

– справку о доходах;

– производственную характеристику работающим (плюс копии);

– характеристику и справку из учебного учреждения;

– данные осбледований, выписки из медкарты и других документов.

Если аномальное состояние (увечье, болезнь) возникли на работе (производственная травма, несчастный случай и тд) или в армии во время несения службы, необходимо дополнить пакет документов составленными по определённой форме актами.

А при последующем освидетельствовании помимо указанного списка требуются ИПРА (индивидуальная программа реабилитации) с указанием здесь проведённых мероприятий по реабилитации, а также ранее выданная справка МСЭ об инвалидности.

Если оформлением документов на несовершеннолетнего инвалида (до 15 лет) занимается его родитель или опекун, в его обязанности входит заполнение заявления, подготовка свидетельства о рождении больного и бумаг, подтверждающих установление опеки. Кроме того, предъявляется паспорт взрослого заявителя.

Плюс, нужна подробная характеристика на ученика, в которой описывается его способности к адаптации среди сверстников, поведение, навыки общения, успеваемость. Не обойтись также без заключения психолога и ПМПК (психолого-медико-педагогической комиссии). Могут понадобиться документы об образовании.

Как проходит освидетельствование

Как только собраны все документы, гражданин с ОВЗ в назначенный день приходит на МСЭ, порядок которой может иметь отличия в зависимости от текущего состояния обследуемого.

Если пациент может перемещаться в транспорте, то является в бюро сам или с сопровождающим. При продолжительном стационарном лечении члены комиссии приходят в больничное отделение, а если пациент нетранспортабельный, МСЭ проводят на дому.

В последнем случае формируют специальную выездную бригаду. И в редких случаях группу инвалидности назначают заочно.

Порядок прохождения МСЭ при личном обращении

Явившись на экспертизу, получатель инвалидности (или его представитель) заполняют согласие на обработку персональных данных и заявление на оценку состояния здоровья комиссией экспертов. Секретарь заносит данные о пришедшем в базу и может уточнить некоторые моменты.

Затем больной в порядке очереди приглашается на беседу и осмотр . Состав специалистов определяется заболеваниями, по которым устанавливается группа.

Далее эксперты совещаются (без пациента) и принимают решение по его вопросу, после чего сообщают ему об итогах освидетельствования: о присвоенной группе, сроках нетрудоспособности, рекомендуемых мерах по реабилитации. 

Если в присвоении инвалидности отказано, врачи должны объяснить, по каким причинам. Бывает, что эксперты требуют дообследоваться, так как это позволит точнее выявить степень ограничений. Кроме всего прочего, отказ может быть получен в результате улучшения состояния инвалида на фоне терапии (тогда статус снимают или меняют группу на менее тяжёлую).

Относительно того, как часто следует подтверждать группу, существуют определённые сроки:

– обладателям первой группы нужно переосвидетельствоваться раз в несколько лет;

– при установлении 2 и 3 групп процесс повторяется каждый год;

– статус инвалида детям дают на 1-5 лет, либо до достижения ими 14, либо 18 лет.

Отметим важный момент, даже при хроническом нездоровье чаще всего человеку приходится периодически проверяться на МСЭ, так как эксперты должны убедиться в отсутствии положительной динамики на фоне осуществления необходимых мероприятий по лечению и реабилитации.

Но в случае, когда состояние явно не станет лучше и больной не может передвигаться, выполнять функции по самообслуживанию, ему могут дать сразу после первой медкомиссии бессрочную 1 группу.

Как вести себя на комиссии

Следует понимать, что на МСЭ кроме медицинской документации учитывают сведения о самочувствии, исходящие от самого пациента.

То есть при настрое получить инвалидность нужно подчёркивать возникшие ограничения и не стесняться жалоб, рассказов о симптомах и своих переживаниях.

Специалисты МСЭ наверняка захотят узнать о принимаемых при недуге лекарствах или результатах операции непосредственно у больного.

Необходимо показать, что все медицинские рекомендации выполняются. С этой целью не помешает показать дневник с измерениями сахара крови, артериального давления или данными о частоте эпилептических приступов и пр.

Если в личных записях есть сведения о дозировке и названиях препаратов, это даст представление о действенности выбранной схемы лечения.

При наличии боли в теле (ноги, спина и тд) можно описать её характер, периодичность появления.

Также инвалиду рекомендуется подробно рассказать об ограничениях, к которым привела болезнь, например, человеку:

– нереально подняться по лестнице;

– приходится передвигаться в инвалидном кресле или с костылями;

– сложно пользоваться туалетом;

– для выхода из квартиры необходима посторонняя помощь и пр.

В случае предложения пройтись лучше не стараться, не превозмогать себя, а двигаться в соответствии с ограничениями. То есть, к примеру, идти на МСЭ с тростью и другими вспомогательными средствами.

На комиссии важно показать свою нуждаемость в государственной поддержке.

Красивая одежда, макияж и прочие составляющие образа, когда человек с ОВЗ несмотря на болезнь стремится выглядеть хорошо, могут ввести экспертную комиссию в заблуждение.

Если обследуемый способен держать своё поведение пд контролем, то есть не имеет проблем психического характера, даже на провокационные вопросы со стороны врачей рекомендуется отвечать спокойно, без возмущения и раздражения. Скажем, возможны вопросы о наличии в доме лифта, о том, на каком этаже квартира больного и тд. Такие вопросы имеют отношение к доступности среды, когда необходимо установить пандус и не только. 

А вопрос о цене жилплощади может указывать на умение инвалида рассуждать и на качество его памяти. Обязательно уточняются моменты, касающиеся быта, членов семьи (кто кому помогает и др).

И если пациент учится, не лишним будет упомянуть, что на выполнение заданий уходит много времени, материал усваивается со своими сложностями.

Эксперт может спросить о планах относительно трудоустройства гражданина.

В конце освидетельствования заполняют личное дело обладателя группы инвалидности, выдают справку, ИПР и подсказывают, в течение какого времени требуется обратиться в ПФР и соцзащиту для начисления пенсии с положенными льготами. Как правило, документы оформляются в течение 30 дней.

Что делать при отказе в оформлении инвалидности

В случае отказа установить или продлить группу, заявитель, либо его представитель вправе оспорить итоги МСЭ. Для этого в то же самое бюро подаётся ответствующее заявление (здесь прописываются данные больного, адрес проживания и излагается суть запроса).

Из филиала документы не позднее трёх дней направят в федеральное бюро МСЭ. В течение месяца здесь рассмотрят все бумаги и назначат дату новой комиссии. Возможно, инвалид добьётся пересмотра решения.

Источник: https://DoorinWorld.ru/stati/mediko-sotsialnaya-ekspertiza-po-invalidnosti

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.